Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Categories:

Глеб Морев и его "великолепная десятка", которая чуть позже стала великолепной "двенадцаткой"

В портале "КУльтура' интервью с критиком и историком литературы Глебом Моревым. Кроме всего прочего, оно мне понравилось еще и потому, что Морев по-доброму пишет о талантливом, рано ушедшем и мало известном Александре Гольдштейне. Ну и вообще очень толковое интервью, отчасти продолжающее наш, если помните, разговор о конкурсах в литературе. Предлагаю фрагмент, а весь текст здесь http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=948&crubric_id=1002081&rubric_id=1000188&pub_id=1143101

– В свое время основоположник эстетики структурализма Ян Мукаржовский написал: “Одно лишь допущение объективной эстетической ценности придает смысл исторической эволюции искусства”. Действительно, если нет различия между настоящей литературой и ее профанацией, история литературы превратится в склад макулатуры. При помощи какой оптики вы производите это разделение?
– На мой взгляд, нет литературы “настоящей” и “ненастоящей”, так сказать, оригинала и его плохой копии. Есть другой вопрос, который умнейший Дмитрий Александрович Пригов именовал вопросом “номинации”, иначе – вопросом выбора той или другой культурной ниши для своей деятельности. Нет никакого смысла сопоставлять авторов детективных романов, пусть и самого высокого пошиба, как Б.Акунин, авторов (анти)интеллигентской беллетристики с идейной подкладкой вроде Анатолия Рыбакова, Проханова или Быкова с Улицкой и прозаиков (пост)модернистов типа Саши Соколова, Евгения Харитонова или Александра Гольдштейна – все они существуют в различных социокультурных контекстах, решая различные художественные и иные задачи. Особой оптики тут не требуется: самый тип их текста безошибочно сигнализирует о том, к какой номинации принадлежит автор – развлекательного масскульта, досугового чтения для среднего читателя или высокой экспериментальной литературы.
– Я не имел в виду способность отличить детективщика от писателя, решающего более тонкие задачи. Вот пример Александра Гольдштейна. В 1999 году “Независимая газета” предложила ему составить список лучших русских романов XX века, в него вошел Николай Островский с “Как закалялась сталь”, но не оказалось ни Набокова, ни Газданова. Тут нужны либо критерии, либо признание: а мне нравится – и все.
– В случае с личными рейтингами – а Саше было предложено составить именно такой – работает исключительно критерий личного вкуса. Этим – подчеркнутой субъективностью – такие списки и интересны. Это топ-10 или 20 по версии именно Гольдштейна, этим и интересен. А составитель, в свою очередь, может руководствоваться любыми соображениями. Подозреваю, что Гольдштейн в случае с Островским исходил из внелитературного значения его романа, ставшего, на манер “Что делать?” и в отличие от романов Набокова и Газданова, жизнестроительным текстом для целого поколения, а то и нескольких. Такой критерий, несомненно, имеет право на существование.
– Правильно ли я вас понял: эстетическая ценность произведения не является главным критерием в его оценке, она – лишь один из критериев?
– Разумеется. Все зависит от ракурса, в котором мы смотрим на текст. Нельзя отрицать значимость того же романа Чернышевского, хотя его эстетическая беспомощность очевидна.
– Могли бы вы назвать десять лучших русских романов XX века? Топ-10 по вашей версии.
– Оговорюсь, что, учитывая кризис романного жанра в прошлом веке, я позволю себе заменить “роман” на “прозаический текст”, так мой ответ будет корректнее. “Петербург” Андрея Белого, “Чевенгур” Платонова, “Четвертая проза” Мандельштама, “Охранная грамота” Пастернака, “Город Эн” Добычина, “Колымские рассказы” Шаламова, “Архипелаг ГУЛАГ” Солженицына, “Школа для дураков” Саши Соколова, “Москва – Петушки” Ерофеева, “Под домашним арестом” Евгения Харитонова. 

P.S. Потом, уже в своем ЖЖ Глеб Морев добавил:
После драки кулаками не машут, но одну фразу к ответу про топ-10 ХХ века хочу добавить:
Назвал сейчас эти десять вещей и не хочу выкидывать слово из песни, но есть еще два парадигматических текста: "Дар" Набокова и, конечно, розановские "Опавшие листья". Без них никуда, так что пусть будут бонусом к моей десятке.

Tags: Глеб Морев, русская литература в 20 веке
Subscribe

  • Музыка, которую никто не слышит

    Жонглеры – редкое племя чокнутых людей, влюбленных в рисунок и ритм летающих по воздуху предметов. Жонглеры сродни композиторам.…

  • СОДЕРЖАНИЕ МАЙСКОГО 05(221)-2019г. НОМЕРА ЖУРНАЛА «ФЛОРИДА-RUS»

    Имена и авторы Михаил Ландер; Ирина Павлова; Светлана Портнянская, Владимир Поздняков, Марина Ефимова; Наташа Гринберг; Аркадий Ниязов, Чарльз…

  • (no subject)

    Еще раз про любовь В 6-м и 7-м классах я ездил на автобусе из Дагомыса в Сочи. В цирк. Чтобы попасть туда без билета, занять…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Музыка, которую никто не слышит

    Жонглеры – редкое племя чокнутых людей, влюбленных в рисунок и ритм летающих по воздуху предметов. Жонглеры сродни композиторам.…

  • СОДЕРЖАНИЕ МАЙСКОГО 05(221)-2019г. НОМЕРА ЖУРНАЛА «ФЛОРИДА-RUS»

    Имена и авторы Михаил Ландер; Ирина Павлова; Светлана Портнянская, Владимир Поздняков, Марина Ефимова; Наташа Гринберг; Аркадий Ниязов, Чарльз…

  • (no subject)

    Еще раз про любовь В 6-м и 7-м классах я ездил на автобусе из Дагомыса в Сочи. В цирк. Чтобы попасть туда без билета, занять…