florida_rus

Дунаевцы

Ирина Павлова, Халландейл, Флорида.

У нас в семье была такая легенда. Дедушка воевал в армии Котовского, был политруком, после Гражданской войны руководил отделением организации «Друзья Детей», потом был предрайисполкома. Бабушка его побаивалась и много лет называла «товарищ Бланк». До самого его ранения и контузии уже во Вторую мировую войну. И с тех пор, как после всех госпиталей он вернулся домой инвалидом, она до самой смерти стала звать его просто Бланк.
Так вот. Февраль 1929 года. Бабушка беременна моим папой. Ночью у нее начинаются схватки, она будит деда, в ту пору руководившего этими самыми «Друзьями детей», и говорит, что нужно ехать рожать. На что принципиальный дед ей отвечает: «Фейга, у меня для этого телеги нет». И они идут вдвоем 22 километра, в ночь на 25 февраля.
Сегодня, спустя 89 лет, я ехала по этой самой дороге. Временами она проходит в лесу, и я представляла себе, как страшно ей было идти там ночью зимой. Но она очень стеснялась деда. А он ее подгонял, ведь ему еще нужно было вернуться на работу. Мы ехали час. А они шли почти всю ночь. Утром бабушка родила, но дед об этом узнал только на следующий день.
На автовокзале я вышла из автобуса и пошла по длинной центральной улице. Вся она обсажена старыми орехами, яблонями, вишнями и сливами. Я не удержалась и сорвала с дерева вишенку. Она была спелая, покоцанная птицами и очень вкусная. Как в детстве на Змиевском переулке.
Дунаевцы, когда-то еврейский штейтл, стал украинским райцентром. Я знала, что старая синагога разрушилась, а восстанавливать некому. Все евреи погибли на фронтах, во рвах или в концлагерях, не вернулись сюда или совсем уехали.
Красивый, ухоженный городок, большие усадьбы, фруктовые сады вокруг нарядных домов, многие из которых украшены разноцветной плиткой и выглядят вышиванками. Очень много роз: вокруг домов в полисадниках, в скверах, просто на улице. Несколько парикмахерских, магазинов одежды и обуви, поликлиники и кабинеты врачей. Люди на улицах, в отличие от Киева, выглядят на удивление спокойными, и все очень приветливы. Нет ни бомжей, ни нищих, ни пьяных.
И – все, без исключения, говорят по-украински. Я поймала себя на том, что тоже говорю так, хотя никогда прежде этого не делала. Просто поразило, как часто в самых обычных ситуациях люди говорят: пробачьте, будьте ласкавi или будь ласка, дякую. Стараются не толкнуть, пропустить, уступить место в транспорте или просто продвинуться на скамейке: «Сiдайте, в ногах правди не мае!» Я поняла, как мне не хватало такого обращения в других городах Украины, даже в родном Харькове.
Много мам с маленькими детьми. Я зашла в магазин, мне захотелось купить какие-то сувениры. Оказалось, никакой сувенирной продукции в городе нет. Выпускают колбасу, другие продукты, шьют махровые полотенца и простыни. Все спрашивают, почему приехала, а когда узнают, что отец здесь жил, проявляют готовность помочь. Огорчаются, что это было так давно и следов уже не найти. Где находится старое еврейские кладбище, не знают, на нем не хоронят уже больше 70 лет. Да и что я могла бы там прочесть, не зная ни идиша, ни иврита?
Продавщица в магазине рассказала, что Дунаевцы основаны в 1405 году. Во времена Елизаветы и Магдебургского права, Дунаевцы были вольным торговым городом. Я об этом знала, поскольку готовилась к поездке, но девушка меня удивила, я не уверена, что даже в Харькове многие знают факты из истории своего города. Я сделала несколько снимков: памятники, старые здания, улицы города, большие деревья, которые, возможно, помнят моих предков… А потом уехала в Каменец.

Чувства горечи у меня не возникло. Правда и ответа на вопрос, как случилось, что большая община населявшая некогда этот прекрасный город, навсегда исчезла, у меня пока нет.
Въехала в Каменец по бесконечной типовой аллее. Широкая улица Грушевского длиной фактически в весь город, посередине улицы – широкая пешеходная дорожка, обсаженная старыми огромными липами. А с обеих сторон аллеи едет транспорт. Пожалуй, столько лип я видела только в моем любимом Каунасе.
Мне определенно нравится этот город.
Розовый закат над старым городом и Скалой. В обрыве протекает река Смотрич. Старый город расположен в ее излучине, как чешский Крумлов – в излучение Влтавы.
Древностью веет от этих стен.
Мост над рекой построен римлянами во 2 веке во время войны с Дакией.
Потом в 11 веке здесь поселились армяне, сохранилось много их построек и названий. Почему они сюда пришли, неизвестно.
Потом, в 12 веке, пришли гедеминовичи, князья кориатовичи, и присоединили земли к Великой Литве. Тогда же Каменец стал столицей подполья, тогда же ввели Магдебургское право, на 100 лет раньше, чем во Львове, и на 200, чем в Киеве. Потом здесь 9 месяцев находилась последняя столица Украинской Народной республики (УНР). Отсюда в 1921 году украинские войска вышли в зимний поход против Красной армии, и были окончательно разбиты. Мой дед был как раз за красных.
А сегодня, еще через 100 лет, – розовый закат над городом, как память обо всех винно и безвинно убиенных, потеряных, пропавших, навсегда канувших в Лету.
Фото автора.

 Журнал "Флорида-RUS" – ноябрь - 11(215) 2018г.

Рубрика «По волнам моей памяти».
Все тексты на сайте журнала http://www.florida-rus.com

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.