florida_rus

Сестра Майи

Ее зовут Сарина Кристалинская. Уже много лет она живет в Майами. Она старше Майи на 9 лет. Но не скрывает возраста. Скорее всего, потому, что поверить в него не может ни сама Сарина, ни окружающие, столько молодой энергии живет в ней. Мне рассказывали, что Сарина готова среди ночи по первому звонку ехать к кому-то из друзей, – помогать, выручать, поддерживать. И при этом – бессребренница.
- Семейная черта? – спрашиваю.
- Наверное, не очень скромно говорить, вот мы, мол, какие, Кристалинские, – щедрые, душевные люди. Поэтому буду говорить о Майе. Вот кто был действительно щедр к людям. Может быть, поэтому когда бы ни приезжала в Москву, нахожу на ее могилке свежие розы. Всегда! Люди помнят и любят ее, так же, как она их любила.
- Она была какой-то необычной, несмотря на популярность, очень „домашней” певицей. Очень своей. Может, потому и любили. А как сложилась ее жизнь? Ведь говорили много и разное…
- Ой, сплетен ужасно много ходило. Что ж удивительного, столько лет на виду. А талант она имела большой и умницей была. Закончила с отличием Московский авиационный институт, работала в конструкторском бюро Яковлева. Все время пела, сначала в самодеятельности, а потом в оркестрах Юрия Саульского, Эдди Рознера, Олега Лундстрема.
В 57-м, перед Московским фестивалем молодежи и студентов, познакомилась с Аркадием Аркановым. Вскоре они поженились. Арканова после мединститута распределили в Норильск. Майя пошла в горздрав, помогла ему остаться в Москве. Ну, а потом они расстались… И года не прожили.
- А Кобзон?
- Нет, у них были чисто приятельские отношения. Уже когда у Майи обнаружилась болезнь крови, это было в 62-м, я познакомила ее с архитектором Эдуардом Барклаем. Они прожили счастливо оставшиеся годы. И умерли в один день, почти как в сказке, только с разницей в год. Барклай 19 февраля 1984, а Майя – 19 февраля 1985. Она очень долго болела, но Эдик поддерживал ее как мог. А как только он ушел, Майя тоже сразу угасла.
- А что это за тайна, связанная с платочком вокруг шеи? Этот платочек, помню, прямо-таки завораживал полстраны. Говорили, что какой-то хоккеист или боксер бритвой из ревности полоснул…
- Какая глупость! Я постоянно присутствовала на концертах Майи. Помню, однажды она взяла корзину цветов со сцены, спустилась в зал, поставила перед доктором Кассирским, ее онкологом, и сказала в микрофон: „Этому человеку я обязана жизнью”. Я тогда очень плакала, да и все в зале. Кассирский действительно помог ей, но от постоянного облучения на шее образовался ожог. Вот его Майя и скрывала косынкой.
- Вы были близки с сестрой?
- Да, очень. И хотя в 1973 уехала из Союза, о чем, впрочем, нисколько не жалею, не было года, чтобы мы с детьми (два моих сына живут в Канаде, а дочь – здесь, в Майами) не навещали нашу любимую Майю. Привозили ей и сестрам чемоданы вещей, чтобы материально помочь, позже – деньги на врачей, сиделок… Ну, а теперь все эстрадные звезды, кто приезжает в Майами, находит время встретиться, поговорить со мной. Ведь все они – друзья и ученики нашей Майи.

Беседовал Александр Росин.

На снимке: Сарина Кристалинкая(справа) с Нани Брегвадзе и Алисой Фрейндлих.

Журнал "Флорида-RUS" – июнь 06(210) 2018г.

Рубрика «Навстречу 20-ти летию журнала «Флорида-RUS»! Избранное - из архива редакции».
Все тексты на сайте журнала http://www.florida-rus.com

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.