florida_rus

Я знаю, никакой моей вины…

Когда-то лучшие праздники для пожилых русскоязычных жителей Большого Майами проводила Ирина Павлова – руководитель компании, помогавшей старикам.
Наша редакция те праздники запомнила, потому что тоже принимала в них посильное участие. И все, кому любопытно, может отыскать в сети наши репортажи из домов для ветеранов в Халландейле, Бока Ратоне, Авентуре, Санни Айлсе, Майами Бич.
Потом Павлова занялась театром, а ей на смену пришла Алла Бендойм. Свои утренники Алла проводит в доме ветеранов Regents Park at Aventura. И хотя за эти годы старики-ветераны стали старше, а значит, они требуют к себе большего внимания, Алла умудряется устраивать эти встречи без официальщины. В этот раз она попросила вспомнить самые яркие страницы войны. Вот несколько историй:
Клавдия: – Мы жили в Одессе. Нас, детей, было пятеро: я – самая младшая – и мои четыре брата. Двое учились в мореходном училище, двое –в университете. Все ушли на фронт. Все погибли. Никто не вернулся…
Надежда: – Я родом из небольшого украинского села в Киевской области. Немцы село спалили. Когда война кончилась, у нас не осталось ни одного мужчины. Потом вернулся с фронта один. Один на все село. Но без рук. Он объяснял, а мы, женщины, сами ставили хаты.
Семен: – У меня два самых близких человека фронтовики: мой отец и тесть. Отец с 41 по 45 прошел. Даже ранен не был. А тестя подстрелили в первом же бою, недалеко от дома, в поле под Тирасполем.
Вот и все. На фоне необузданного Диснейленда, в который превратили в метрополии День Победы, тихие слова ветеранов не очень слышны. Может быть, потому и берут за душу. Потому и останутся. Как остались простые и скорбные слова скорби Твардовского:

Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В то, что они — кто старше, кто моложе —
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь,-
Речь не о том, но все же, все же, все же…

Как останутся, я думаю, простые и скорбные слова Костантина Северинца:

Я не о тех, кого народ воспел,
Кто прошагал победно по европам.
Скажу о тех, кто только и успел
В свой полный рост
Подняться из окопа.

У подвигов бывают имена,
Но есть особый подвиг –
Безымянный.
Давно отгромыхала та война,
А до сих пор
Не заживают раны.

Сражались, как умели, как могли,
Ушедшие из мирных дней в солдаты,
И в землю безымянно полегли –
Ни холмика,
Ни даты,
Ни награды.

Без них другим вручались ордена,
Без них явился миру мир желанный…
У подвигов бывают имена,
Но есть особый подвиг –
Безымянный.

Пусть он хранит и множит имена,
Что прорастают в памяти травинкой
Там, где вдовой останется жена,
И мать осиротеет на кровинку.

Где под окошком вишня расцветёт,
И майский луг умоется росою,
Там, где невеста косу расплетёт,
И друг поднимет рюмку со слезою.

Фото Александра Росина, журнал «Флорида-RUS».

Журнал "Флорида-RUS" – июнь 06(210) 2018г.

Рубрика «Memory»
Все тексты на сайте журнала http://www.florida-rus.com

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.