Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Космонавт Быковский на «Экваторе»

Михаил Ландер
капитан дальнего плавания, ветеран Второй мировой войны,
лауреат премии журнала «Флорида» – 2003г.

Невыдуманные истории о моих друзьях-капитанах.

на теплоходе «Шота Руставели»Капитаны не уходят – их уносят.
Джозеф Конрад

Дружба – дело сугубо личное, интимное и не определяется какими-то правилами. Общеизвестно, что друзей много не бывает. Капитанское братство превыше всякой дружбы, оно основано и отшлифовано веками. Но судьбы у капитанов разные. О самых ярких, интересных, близких мне, я считаю своим долгом рассказать. Чтобы знали, чтобы помнили о них.
После развала СССР развалилось и Черноморское морское пароходство. Как и многое другое, была уничтожена вся морская отрасль. Профессиональные кадры стали разбегаться по всему миру.
Нас, капитанов, опытных помощников, стармехов западные компании брали охотно. Ведь морское образование в СССР было признано лучшим в мире, и морские дипломы котировались очень высоко. Мой диплом капитана дальнего плавания безоговорочно принимался иностранными судоходными компаниями без всяких дополнительных экзаменов. Вместо резюме – мореходная книжка, санитарный паспорт и собеседование. Это позволило многим советским капитанам покинуть родные пенаты и осесть в других странах.
Конечно, со всеми капитанами я не знаком, да это и невозможно. Но так же, как на разных флотах знали меня, так же и я знаю многих капитанов. Все мы связаны узами братства, которые наложило на нас море.
Хотя прошло много лет, я со многими поддерживаю связь, в курсе их дел и забот. И о некоторых интересных и необычных эпизодах их жизни хочу рассказать.
Сначала о ныне здравствующих. Ближе всех ко мне географически – живущий у нас во Флориде, в Джексонвилле, капитан Александр Назаренко, ныне – Николсон. Тот самый, который за дружбу с Высоцким и Мариной Влади был отстранен от командования пассажирским лайнером «Шота Руставели» и уволен из системы морского флота СССР.
Конечно, ему было очень нелегко, но Саша не растерялся и, несмотря ни на что, добрался до благословенной Америки и продолжает, несмотря на возраст, плавать на судах американского торгового флота.
Дорогой друг! Дай Бог тебе долголетия, но не пора ли, как у нас говорят, вынуть трубку изо рта, сойти на берег?
Но пока ты в море, почитай в свободное от вахты время эти строки. Я напомню тебе маленькую историю, о которой, возможно, ты давно и благополучно забыл, а я вот помню и хотя прошло уже много-много лет, до сих пор жалею, что встреча, на которую ты звал меня, не состоялась.
Итак, август, семидесятые годы прошлого века. Порт Сочи, утро. Я вернулся на Черное море после работы в Северном морском пароходстве. Назначен капитаном на учебный пароход «Экватор» с курсантами на борту. Ты – на «Шота Руставели» с пассажирами. Стоим в разных концах порта. Вдруг вестовой приносит от тебя записку: «Приходи ко мне в обед на стопку, будет интересная встреча».

Только я собрался к тебе, как к трапу подкатил автобус. Из него вышли шестеро, все в серых костюмах, и стали на причале вдоль борта моего судна. Один, наверное самый серый, поднялся ко мне в каюту. «Капитан, сейчас к вам прибудет почетный гость – космонавт Валерий Быковский. Наденьте парадную форму и встречайте его у трапа. Программа – ознакомить космонавта с кораблем и учебным процессом». – «Может быть, ему стоит встретиться с курсантами? – предложил я. – У них скоро обед». –«Никаких встреч, а на обед пригласите его в свою каюту и откройте иллюминаторы».
Вскоре подкатил ЗИЛ, из него вышел невысого роста улыбающийся человек в спортивной рубашке. И меня представили космонавту Валерию Быковскому. Он оказался очень любопытным и приятным собеседником. Свое посещение объяснил тем, что в детстве мечтал о море, но не сложилось. Я ему показал все, что смог – от курсантских кают до командного мостика и пригласил на обед. Через открытые иллюминаторы каюты было видно, как мимо прогуливается «самый серый».
Я усадил гостя за накрытый стол, достал из холодильника бутылку водки и разлил по стопкам. «Нет капитан, я так не пью», – сказал космонавт и налил себе водку в фужер для воды.
Человеком Быковский оказался славным. Он очень тепло рассказал о своей семье, приглашал в гости, оставил свой адрес и телефон. Но о своей работе – ни слова, очень тогда все связанное с космосом у нас было засекречено.
Когда прощались, Валерий сказал: «Спасибо тебе, капитан, за гостеприимство. Давай на посошок еще по одной, а то мне охрана выпить нормально не дает». – И он снова налил и выпил полный фужер водки. А вскоре прямо за столом заснул, откинувшись в кресле.
Я подошел к иллюминатору и спросил охранника, как быть. «Не будите, он через час проснется и мы уедем».
Пока космонавт спал, «Шота Руставели» ушел на Батуми, а мы, распрощавшись с Быковским и его топтунами, отправились вечером на Феодосию. Так и не состоялась моя встреча, как я полагаю, с Владимиром Высоцким. Но подтвердить это может только капитан Николсон – Назаренко. Знаю только точно, что именно в эти дни на борту у Назаренко Владимир Высоцкий написал стихотворение «Лошадей двадцать тысяч в машине зажаты»: И опять продвигается, словно на ринге,/ По воде осторожная тень корабля./ В напряженье матросы, ослаблены шпринги…/ Руль полборта налево – и в прошлом земля!..
Прошли годы, а я до сих пор не пойму, почему космонавту Быковскому не предложили посетить более престижный и более крупный теплоход «Шота Руставели», а повезли на мой.

На снимке: Капитан Александр Назаренко(Николсон) с Мариной Влади и Владимиром Высоцким на теплоходе «Шота Руставели».
Журнал "Флорида-RUS" октябрь - 10(202) - 2017.
Рубрика "Капитанский мостик".

Все тексты на сайте журнала http://www.florida-rus.com
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments