Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

По страницам журнала "Флорида". Александр Росин. ЖОНГЛЕРЫ




В детстве я увлекался жонглированием. К четырнадцати годам у меня был свой номер, меня показывали по сочинскому телевидению, и заезжие сухумские и ростовские эстрадники брали меня «для усиления» в поездки по сельским клубам от Дагомыса до Солох-Аула и Красной Поляны.
В общем, что-то получалось. Не случайно два знаменитых жонглера того времени Эдуард Аберт и Сарват Бегбуди предлагали мне рекомендации в цирковое училище.
Странно, но у меня хватило ума не воспользоваться их протеже.
Я стал журналистом и это дало мне возможность общаться и писать о самых лучших жонглерах мира.
***
Вот Эдуард Аберт. Высокий, нескладный, чуть сутулый, с огромными руками, костлявой «лошадиной» челюстью и длинными патлами, которые развивались из стороны в сторону, когда он начинал свой знаменитый дриблинг тремя и пятью булавами. Аберт мог бы показаться некрасивым, но неистовая, внечеловеческая способность подчиняться и входить в великий ритм, в котором вращались вокруг булавы, делали его прекрасным.
Аберт был и остался в моей памяти королем булав.
***
Слава(Сарват) Бегбуди – по-восточному красивый, даже чуть кокетливый. Его мама и дядя Лола и Ловар Хаджаевы были знаменитыми узбекскими наездниками, а отчим – дрессировщик Юрий Дуров. Слава знал лошадей и стоял на галопирующем коне точно влитой. Он был жонглером на лошади. Когда я с ним познакомился, ему ассистировала его первая жена невероятной красоты цыганка Люда Чугунова. Слава подарил мне много реквизита, с ним я впервые в жизни выпил водку. Мне было, наверное, 15-ть. Потом, много лет спустя, мы случайно пересекались в разных городах Союза, где он гастролировал, а я бывал в редакционных командировках. А однажды мы с ним и с воздушным гимнастом Валерой Пантелеенко, о котором я писал тогда книгу, встречали новый 1991 год в Манхеттене возле Линкольн Центра в цирке Биг Эппл.
***

Бегбуди продолжил линию жонглеров на лошадях, которую начал в русском цирке Никитин, а в советском – Николай Ольховиков.
Ольховиков – легенда цирка. У него был потрясающий голос, он учился в московской консерватории, его приглашали в труппу минского оперного театра. Но цирк менять Ольха, как его все называли за глаза, не хотел.
Кстати, он был знаменит еще и тем, что лучше всех в Москве играл на бильярде. К сожалению, я познакомился с Николаем Леонидовичем, когда он уже не работал жонглером, а руководил аттракционом «Русская тройка». Это был тучный, крупный мужчина со склеротичными глазами. Я сказал: «Николай Леонидович, мой отец рассказывал мне не только о вашем номере жонглера на лошади, но еще о довоенном аттракционе вашего отца, Леонида Ольховикова – Океаноса, – «Люди-лягушки». Человек совсем не сентиментальный, Ольха отставил стакан с коньяком, отвернулся к окну и вытер платком глаза.
Эта наша встреча была последней, через год, в 1987 году, Ольховиков умер…
***

С Сергеем Игнатовым мне довелось не только общаться, я косвенно участвовал в создании его нового номера. Он с женой, замечательной эквилибристкой на проволоке Мариной Осинской, гостил у меня(это, может, 79-80 год). Сергей, а он уже был к тому времени лучшим в мире жонглером, сказал, что хочет сделать комбинацию с кольцами на музыку Шопена, но не может подобрать нужную по темпу мелодию. Я познакомил Игнатова со своим другом белорусским композитором Владимиром Кондрусевичем. Володя собрал музыку, с которой Сергей потом выступал много лет.
***

Регулярно раз в два-три года в Майами из Лас-Вегаса со своим театром приезжает Григорий Попович. И всякий раз мы непременно встречаемся. Иногда он заезжает ко мне с дочерью Настей, тоже артисткой, иногда – с женой Изольдой… Ах, Изольда! Ах, Джарият, Эльмира, Айшат, Алмаз, Зулейхат, Патемат, Изумруд! Их было семь прекрасных аварских сестер-канатоходцев Гаджикурбановых, ради которых я, мальчишка, забыв о своей первой цирковой любви, эквилибристке из армянского коллектива, приезжал каждый вечер из Дагомыса в сочинский цирк.
Впрочем, стоит мне заговорить о женщинах, и я теряю нить разговора. Вернемся к жонглерам. Так вот, муж Изольды Григорий Попович – жонглер на вольностоящей лестнице. Его имя – во всех энциклопедиях, а трюки – в Книге Гиннеса. Он – основатель и ведущий актер популярного в Лас-Вегасе комедийного театра с животными. Он снялся здесь в нескольких художественных фильмах, написал и издал несколько книг и стал, как говорят в Америке, Rich and Famous. A впервые я писал очерк о Поповиче, когда Грише было 17 лет, и с ним на манеж в качестве ассистента выходил его папа – дядя Леша. Не верится, что в этом году Григорию Поповичу исполнилось 52. Это ж сколько годков прошло с нашей первой встречи?
***

А еще была в моей жизни дружба с потрясающей армяно-курдо-украинкой жонглером с бубнами Нази Ширай;
***

…жонглер на моноцикле Виктор Цветков дарил мне-пацану свои булавы;
***



…первые рассказы жонглера с обручами Владимира Кулакова мне удалось опубликовать в минской газете «Знамя юности», а теперь он – писатель, автор нескольких книг. Это он, Володя Кулаков, написал о жонглерах: « Я – король. В моём цирковом королевстве есть всё: непокорность и послушание, праздники и будни, победы и поражения. Но никогда не бывает предательства и измен.
Королевство моё маленькое – всего пять обручей…»
***


…с Женей Хромовым мы однажды пересеклись под Бостоном и просидели до утра у костра в моем саду… О, сколько жонглерских имен тогда было названо, скольких артистов мы помянули «тихим, добрым словом»!
***
Боря Афанасьев, Света Инякина, вы и ваши партнеры – жонглеры божьей милостью. Вам всем привет от несостоявшегося жонглера, но любяшего вас журналиста.
Вот, видите, я возле стенда нашего журнала развлекаю майамских детей в Хэллоуин? На плечах – настоящий цирковой пиджак шпреха, его дала мне моя подруга дрессировщик и клоун Люда Мусина. А на груди – медаль. Тоже настоящая. 15 лет назад ее вручил мне друг редакции, живущий ныне в Северной Королине театральный художник Александр Окунь. Саша, между прочим, сын знаменитого Леонида Окуня, много лет проработавшего главным художником в цирке на Цветном бульваре.
Видите, как все закольцовано, точно в хорошем рассказе. А на медале написано: «Александру Росину – за улыбку!» Так что, улыбайтесь, господа. И жонглируйте. И тогда, возможно, и вам когда-нибудь тоже подарят настоящий цирковой пиджак и медаль.
Скажете, расхвастался. Ну, не без того. Но ведь имею право. В этом месяце исполняется 15 лет журналу «Флорида». Это, знаете ли, 180 месяцев и 180 номеров. И сколько раз надо было подбросить слово, уронить, наклониться, поднять и опять подбросить… сто раз, тысячу, десятки тысяч… Спасибо вам, ЖОНГЛЕРЫ!
Александр Росин,
главный редактор объединенной редакции журнала «Флорида» и газеты «Парус-FL»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments