Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Categories:

Вилен Меликджанян. ПOЕЗД В АРМЕНИЮ.

Поезд в Армению20 июля 1969 года – один самых необычных дней в моей и без того достаточно необычной жизни.
Утром того дня мы, артисты цирка, гастролирующие в Иране, собрались в вестибюле тегеранской гостиницы в ожидании служебного автобуса, чтобы поехать на наше заключительное представление в этой стране. Поскольку я – профессиональный зевака, воспользовался вынужденным бездельем и прогуливался по фойе, наблюдая за многоликой публикой. У стойки бара обратил внимание на молодую, стройную брюнетку. Ее экстремальная мини-юбка позволяла вдоволь любоваться восхитительно длинными, словно точенными ногами. Тогдашний Иран скорее напоминал Европу, нежели привычную мусульманскую страну. Там на каждом углу можно было натыкаться на ликеро-водочный магазин, а женщины не покрывали головы и лица, а некоторые – даже ноги. Они были раскованны и общительны. Но красота этой женщины у бара была особенная, невиданная, сногсшибательная. Это было мое первое мини потрясение в тот памятный день.
Вернувшись после головокружительно успешного вечернего представления, у входа в гостиницу я оказался в окружении весело галдящих молодых, и, как на подбор, высокорослых ребят. Было похоже, что они тоже вернулись из цирка: смеялись, хлопали меня по плечу и оживленно что-то говорили. В ответ я тоже что-то говорил и хлопал их по плечам. Позже узнал, что эти обаятельные хлопцы были турецкие спортсмены-волейболисты. Я поймал себя на мысли, что все равно симпатизирую этим безобидным спортсменам, несмотря на стародавнюю вражду между армянами и турками. И тут же пронзила меня другая мысль: а как бы на это посмотрел мой отец, чья семья пострадала от турецкого геноцида? Признаться, я растерялся и ощутил какую-то неловкость.
Наконец я вошел в гостиницу. В фойе непривычно молчаливая толпа окружила телевизор. Из телевизора слышны были какие-то шорохи, треск, иногда – короткие фразы на английском. Я протиснулся ближе к телевизору. На серебристом, зернистом экране, иногда с помехами, виднелся силуэт человека в скафандре и в костюме инопланетянина. Спустившись по небольшой, вертикальной лесенке, он стоял одной ногой на последней ступеньке, а другой осторожно щупал сероватую почву под ним. Инопланетянин напоминал человека, который ногой сначала пробует холодную воду, прежде чем окунуться в нее. Наконец он наступил двумя ногами на пыльную поверхность и сделал несколько неуклюжих первых шагов. Толпа завопила и стала неистово скандировать: «Арм-стронг – ю-эс-эй! Арм-стронг – ю-эс-эй!» Это было невероятно! Первая прямая передача с поверхности луны!
Совершенно потрясенный увиденным, я, словно полупьяный, вошел в наш просторный номер с пятью койками (на нас экономили). Сосед по койке, мой приятель, сказал, что меня ищет какой-то армянин, он ждет внизу, в Nightclub-е. И я вспомнил, что обещал перед отъездом встретиться с одним добрым, милым человеком, который неоднократно угощал меня в своем собственном уютненьком ресторане.
Было уже поздно, а нам велели до утра из номеров никуда не отлучаться. Рано утром мы должны были поехать на вокзал к поезду, который, после долгих гастролей, нас, наконец, повезет домой. На свой страх и риск я нарушил приказ начальства, спустился в подвальный этаж, где располагался ночной клуб. Хотя там на всю мощь гремел музыкальный ансамбль а ля Битлз, в заведении было пусто, кроме одного столика, за которым сидели трое. Один из них был мой знакомец. Я присоединился к ним. Двое самых близких друзей моего знакомого провожали своего друга, который продав свой чудесный ресторан, решил репатриироваться в страну предков. И он хотел расспросить меня про Армению, про Ереван. Перекрикивая музыкантов, он спросил: «Расскажи мне честно, как там, на родине?». Я попытался отшучиваться, сказав, что гора Арарат пока что крепко стоит на месте, правда, в изгнании, в Турции. Он не понял мою глупую шутку. «Я известный ресторатор. Я организую, оформляю, открываю модерновые рестораны по заказу моих клиентов. Могу ли рассчитывать на такую работу в Армении?». Я честно признался, что вообще не слышал о существовании подобной профессии. «Ну, скажем так, – продолжил он, – я своему сыну-школьнику каждый день даю по пять долларов на карманные расходы. Могу ли я позволить такое на родине?». Я дипломатично ответил, что не уверен, потому что в Армении функционирует рубль. И так мы кричали до хрипоты допоздна. Уже наступило три часа ночи и пора было расставаться. На прощание он сказал: «Ты не думай, я все понимаю. Ты не можешь говорить полную правду. Просто хотелось поболтать с земляком. Я живу очень хорошо. Но мы все равно здесь чужие. Я хочу, чтобы мои дети выросли на родине и не чувствовали себя чужаками».
Я поднялся в мой номер. Все, кроме моего соседа по койке, уже храпели. Приятель ждал меня и с тревогой сообщил, что «Дзержинский» (так за глаза обычно мы именовали сопровождающего в зарубежные поездки работника органов) три раза приходил и спрашивал тебя. Он подозревает, что ты сбежал. Быстро раздевшись, я нырнул в постель. И тут-же дверь открылась и появился «Железный Феликс». Лицо его было потное и багровое. Похоже он был пьян. Увидев меня он открыл рот, но, ничего не сказав, махнул рукой и ушел…
Поздно ночью поезд, наконец, прибыл в Советский Союз, в южный пограничный город Нахичевань. Там мы должны были пересаживаться на другой поезд до Москвы. Шумно и радостно все артисты нашей труппы вывалили на перон. Наконец-то мы дома! Вдруг меня кто-то окликнул. Я подошел поближе и обнаружил, что пассажиры одного из вагонов почему-то не выходят. В переполненном, душном вагоне без освещения, к окнам прилипли встревоженные пассажиры. Среди них я узнал моего знакомого ресторатора. Оказалось, что с нашим составом ехал и вагон с армянскими репатриантами. Он крикнул мне: «Пожалуйста, узнай почему нас не выпускают… Дети боятся темноты… Почему солдаты с ружьями сторожат вагонные двери?…Мы арестованы?!…». И действительно, в дверях с двух сторон плацкартного вагона стояли вооруженные пограничники. Я стремглав подбежал к ним и спросил, в чем дело. Один из них с неохотой выдавил из себя, что ждут транспорта, чтобы отвезти чужаков на место их положенного ночлега. Я обратно побежал к окну и старался, как мог успокоить испуганных пассажиров. Дети ревели, матери в истерике причитали. Мой знакомый молча смотрел на меня печальными, и, как мне показалось, укоряющими глазами…
Наконец подъехал долгожданный транспорт. Это были обшарпанные грузовики. В спешке погрузили несчастных репатриантов на голые доски кузова. И машины с ревом растворились в южной чернющей темноте. Будто их вообще и не было… Стало невероятно тихо. Как будто я оглох от чудовищного потрясения. Чувствовал себя беспомощным и виноватым. Мне хотелось громко выть, словно отчаявшийся одинокий волк или тихо печалиться, как армянская дудочка дудук…

Июньский (186) - 2016г номер журнала "Флорида- RUS"
Полностью тексты этого и других номеров журнала вы можете прочитать на сайте журнала http://www.florida-rus.com

Subscribe

  • ВЕЛИКИЕ ДЕТИ ПРИАЗОВЬЯ

    Как известно, всякая красивая ложь всегда ярче подлинного документа. Имеют право. Особенно, если эта ложь во спасение. Так Фанни…

  • ВСЕ И ВСЕГДА

    Если долго сидеть, прислонившись спиной к просоленному и обветренному бревну старого причала, кажется, что ты уходишь от берега в…

  • У НАС ТУТ КНИГИ НЕ ДЛЯ ЧТЕНИЯ

    Вот как Евгений Шварц пишет об одном из своих знакомых литературных критиках: "Настоящего понимания литературы он лишён. Есть в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments