Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Category:

Вернем белорусам Хаима Сутина!

Здание Нортон музеяВ этом году художественному музею Нортон в городе Вест Палм Бич(Norton Museum of Art) исполняется 75 лет. Пропустить это событие мы никак не могли, поскольку Нортон, также, как и любимый нами Ринглинг музей в Сарасоте, крупнейшие в штате коллекции живописи.
И мы поехали в Вест Палм Бич.

Нортон музей расположен в центре города, это большое здание в несколько этажей, в котором есть специальные залы, посвященные американским, европейским и китайским мастерам. Как в том чудесном стихотворении, «из зала в зал переходя, здесь движется народ». Только у Сергея Михалкова народ двигался к Ленину, а мы шли к апологетам буржуазного искусства Матиссу, Гогену, Миро, Моне, Пикассо… а потом вдруг увидели две работы Хаима Сутина.
О том, что это именно Сутин подтверждали таблички: «Chaim Soutine (13 January 1893 – 9 August 1943)». Но дальше, в графе принадлежность к стране, стояла Lithuania, что, конечно же, не соответствовало действительности. Хаима Сутина определенно можно назвать еврейским художником, коль скоро он из еврейской семьи; можно назвать российским художником, ведь Смиловичи, местечко под Минском, в котором он родился, входило в Российскую империю; можно называть(и называют) французским художником, ведь Хаим, как и его земляки, ставшие знаменитыми французскими художниками белорусские евреи Марк Шагал, Пинхус Кремень, а позже – Борис Заборов, уехали в Париж. Но литовским или, скажем, польским художником назвать Хаима Сутина нельзя.
Конечно, эти три страны очень близки, а когда-то вообще составляли единое целое, которое называлось то Великим княжеством Литовским, то Речью Посполитой. Как не запутаться! Ведь не случайно польский гений Адам Мицкевич, родившийся неподалеку от Смиловичей, в Новогрудке, вокликнул когда-то: «О, Литва! Отчизна моя!». Но вряд ли кто-нибудь рискнет назвать Мицкевича литовским поэтом.
Московский, а потом – парижкий писатель Борис Носик, чьи предки, по случайному совпадению были выходцами из тех же мест, однажды, находясь в командировке в Минске, посетил Смиловичи. Вот что он пишет:
«Самым видным зданием на главной улице была пожарная часть. Пожарники вышли на крыльцо, увидев, что я фотографирую их деревянный барак столь знакомой мне архитектуры. «Тут у них кондитерский цех был в старые времена, — сказал мне веселый пожарник, — сласти они делали». – «Кто они?» — спросил я. – «А народ тут жил такой. Евреи. Что, не слышал?» – «Краем уха, — сказал я. — Что, больше не живут?» – «Отчего не живут, — сказал пожарник, — еще как живут! Сколько угодно живут…»
Как они живут, я увидел еще через пяток минут, добравшись до крайней улочки местечка. Здесь были привычные нищенские избенки в два-три окна. Заборы, скамеечки под окном. Два-три дерева.
…Флаги на жалких домиках напомнили мне, что как-никак 1 мая. У одного из домиков праздно стояла маленькая пожилая еврейка — как две капли воды похожая на маму художника Вити Пивоварова — Софью Борисовну. Теснота меня не могла удивить. В Москве… нас было после войны 7 человек в 14-метровой комнате. Танюша родилась в 1943-ем (в тот самый год, когда Сутин умер в Париже) — нас стало восемь. Вот если б я был из Бретани или Бургундии, я, может, удивился бы…
Но стоя сейчас в Смиловичах, я вспомнил, что у портного Сутина было в таком домике 11 детей. Хаим родился десятым, и папа мечтал сделать из него сапожника. Сколько могут платить бедняки за ремонт одной пары? Сидел бы, сгорбившись, рядом с папой и тачал. Но мальчишка оказался «мишугинер», ненормальный. Он украл у папы рубль и купил карандаши. Его сильно отколошматили в тот раз, но он не унимался. В конце концов его отправили в Минск учиться художеству. Биографы пишут, что осилить путешествие помогли 25 рублей, которые раввин дал его матери, грозившей обратиться в суд, ибо сынок раввина, вышвырнувший за дверь этого психа, вздумавшего нарисовать самого священнослужителя, несколько превысил полномочия и увлекся наказанием. В минской Школе изобразительных искусств он подружился с другим таким же «мишугинер» из местечка — Кикоиным, а в Вильне, куда он поехал учиться уже 16 лет отроду, — с третьим, фамилия которого была Кремень. В Вильне у Шагала был меценат-покровитель, либеральный адвокат, один из тех щедрых меценатов-евреев, без которых не выжили бы и не стали художниками многие (для Шагала таким был Винавер, для многих в последующей эмиграции — Фондаминский, Цетлины и еще, и еще).
Портрет художника Хаима Сутина, работа Амедео МодильяниВ 1913 году вместе с Пинхусом Кремнем и Шагалом Винавер и Сутина отправил в Париж. Он жил в знаменитом Ла Рюш («Улье»), работал исступленно, не выставлялся, мало с кем виделся, кроме друзей (и составивших вместе с ним знаменитую Парижскую школу) — Пинхуса Кремня, Кикоина, Лишпица, Оскара Мещанинова, Ханы Орловой, Мойше Кислинга, Амедео Модильяни, их щедрого поклонника Леопольда Зборовского».

Как бы там ни было, мы решили вернуть Хаима Сутина белорусам. Не в Беларусь, где ни он, ни его собратья по ремеслу Марк Шагал, Борис Заборов, Надежда Ходасевич-Леже, писатели Айзек Азимов, Василь Быков, Алесь Адамович, Рыгор Бородулин и даже первый живущий ныне Нобелевский лауреат Светлана Алексеевич не были и не будут названы с гордостью своими. А простым белорусам. Которые, как это ни парадоксально, в массе своей чище, умнее и благородней властей, которых они же, простые белорусы, избирают.
Мы связались с Нортон музеем и попросили их разобраться с местом рождения Хаима Сутина. Нам обещали уточнить и исправить страну, к которой принадлежал Хаим Сутин: Lithuania на Belarus.
Вот и все.

Александр Росин
главный редактор

На снимках:

Здание Нортон музея.
Портрет художника Хаима Сутина, работа Амедео Модильяни.

Журнал "Флорида" июнь 06(186) - 2016.
Все тексты на сайте журнала http://www.florida-rus.com
Tags: Александр Росин
Subscribe

  • ВЕЛИКИЕ ДЕТИ ПРИАЗОВЬЯ

    Как известно, всякая красивая ложь всегда ярче подлинного документа. Имеют право. Особенно, если эта ложь во спасение. Так Фанни…

  • ВСЕ И ВСЕГДА

    Если долго сидеть, прислонившись спиной к просоленному и обветренному бревну старого причала, кажется, что ты уходишь от берега в…

  • У НАС ТУТ КНИГИ НЕ ДЛЯ ЧТЕНИЯ

    Вот как Евгений Шварц пишет об одном из своих знакомых литературных критиках: "Настоящего понимания литературы он лишён. Есть в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments