Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Финита ля комедия Из серии «Флоридцы о себе». Вилен Меликджанян.

Финита ля комедияПосле длительных гастролей в Иране меня послали в уютненький город Кисловодск. Шел 1969 год. Я был молод и, как все молодые, полон честолюбивых планов и мечтаний. Вот в таком меланхоличном состоянии я пришел задолго до представления в цирк-шапито. Было еще рано и вокруг – тихо и спокойно. Стоя у открытой двери моего вагончика, я заправлял холостым патроном стартового пистолета хитроумный механизм клоунской метелки, как вдруг почувствовал, что кто-то наблюдает за мной. Я глянул вниз и увидел у лесенки худощавого, смуглого молодого человека примерно моего возраста. Через толстые линзы своих очков он смотрел на меня изучающе.
- Я – Виктор Титов, режиссер с киностудии Мосфильм, – представился он.
- А я – Вилен Меликджанян, внебрачный сын иранского шаха, – ехидно ответил я, подумав, что это, конечно, очередной розыгрыш цирковых проказников.
- Да нет, – засмеялся он, – я на самом деле режиссер из Москвы. И приехал по вашу душу. Вас мне порекомендовали в художественном отделе Союзгосцирка. Можно мне войти в вагончик? И, если не против, давайте перейдем на ты?
Так состоялось мое неожиданное знакомство с этим талантливым, самобытным, увы, несправедливо недооцененным кинорежиссером. Вечером, когда Титов смотрел представление, к моему везению, публика была на редкость восприимчива, смешлива и щедра на аплодисменты. Московский гость остался мною доволен. Мне просто повезло: без каких-либо проб я был утвержден на роль Труффальдино в предстоящем советско-болгарском фильме на основе комической оперы Сергея Прокофьева и по известной сказке Карло Гоцци «Любовь к трем апельсинам».

Скоро меня в срочном порядке отправили в Москву. На Мосфильме я узнал, что все утвержденные на роли актеры – Сергей Мартинсон, Тамара Носова, Борис Амарантов, Илья Рутберг, Светлана Орлова… – и вся съемочная группа, уже находились в Болгарии.
По разным, не известным мне причинам, не были утверждены претенденты на роль Труффальдино. Время поджимало и режиссер решил поискать героя среди цирковых клоунов. Таким образом я, по воле счастливой случайности, оказался в Болгарии. Должен сказать, что мне повезло дважды: на съемках познакомился с группой исключительно одаренных артистов.

Илья Рутберг и Светлана Орлова

Они были разными и каждый по-своему примечательным. Но расскажу только о троих, чрезвычайно талантливых, которые произвели неувядаемое впечатление на меня. В первую очередь о Викторе Титове, режиссере, который еще в те годы, осмелился экспериментировать, искать новаторские формы современного киноязыка.

Моей любимой сценой в постановке Титова была встреча с зловредной кухаркой, которая охраняла чудотворные три апельсина. Задача шута, которого я играл, была отвлечь ее от апельсинов с помощью волшебного бантика, к которому кухарка была особенно пристрастна. По задумке режиссера спальня кухарки была оформлена в виде шикарного будуара с огромной кроватью-батутом посередине. На стенах спальни были развешаны фотографии голливудских кинозвезд, которых, можно было полагать, она, в свое время, сумела соблазнить. На каждый портрет были приколоты бантики, как доказательство ее любовных побед. Я – Труффальдино и принц – Амарантов, тайком проникали в спальню кухарки, роль которой блестяще играла незабвенная Тамара Носова. Охранница апельсинов, в шикарном розовом пеньюаре с внушительным декольте, с сигаретой на длиннющем мундштуке, почивала на кровати-батуте. Мы с принцем незаметно прятались под ее кроватью, но она нюхом обнаруживала и, схватив меня за шиворот, бросала на свою постель. Титов дал нам полную свободу импровизации. Там было все: и неуклюжая погоня за мной по пружинистой поверхности кровати, и уморительное противоборство, которое неожиданно сменялось банальным флиртом. Сцена кончалась тем, что Труффальдино, опомнившись, доставал волшебный бантик, от вида которого кухарка завороженно млела. Он, обольщая ее, нежно заталкивал бантик между ее пышных грудей, и кухарка от наслаждения томно закрывала глаза. Я жестом давал принцу знак и он, выйдя из под кровати, стремился к заветным апельсинам. Вдруг кухарка, очнувшись, с вожделением бросалась на Труффальдино, накрывая своим внушительным телом тщедушное тельце шута. Съемочная группа истерически хохотала.
Хореографом нашего фильма был очень известный и настолько же скромный и немногословный кубинский балетмейстер Альберто Алонсо. Он был нам уже известен по нашумевшей постановке «Кармен-сюиты» для Майи Плисецкой в Большом театре. Незабываема и его изящная хореография сцены «Вакханалия» для нашего фильма. Луч прожектора вырывал из темноты группу полуобнаженных танцоров и танцовщиц, неподвижно лежащих друг на друге, точно большой, запутанный змеиный клубок. Под чарующей музыкой Сергея Прокофьева, клубок из человеческих тел начинал лениво шевелиться, приходить в движение, как будто просыпаться от летаргического сна. Все быстрее и быстрее стали извиваться руки и молодые гибкие тела. После продолжительных усилий, наконец, им удалось распутаться, чтобы, сопротивляясь, как будто нехотя, в обратном порядке снова запутаться и превратиться в первоначальный змеиный клубок…
Зрелище было ошеломляющее. У меня по телу бегали мурашки. Мы аплодировали стоя.
Съемки в Софии закончились. Болгарские деятели кино остались довольны снятым материалом. На прощальном банкете было сказано много хвалебных слов. Они, достойно оценив работу молодого режиссера Виктора Титова, предсказали ему большое будущее. Даже на мою долю достались лестные слова. Меня почему-то назвали армянским Тосиро Мифунэ, что, согласитесь, большая честь для любого актера, тем более такого начинающего, как я. Мы, довольные и счастливые, вернулись в Москву, уверенные в успехе фильма.
Вскоре я уехал на гастроли. А на Мосфильме начались монтажные работы над картиной. Наступила зима. Я периодически тащился по холоду и снегу до переговорного пункта, звонил режиссеру монтажа, интересовался, как продвигается дело. Она говорила, что складывается хороший, необычный фильм и все довольны. Я с нетерпением ждал выпуска картины. Надежды были самые радужные. Однажды мои неоднократные звонки в монтажную остались без ответа. Я, набравшись смелости, ночью позвонил ей домой. Она нехотя ответила, что, к сожалению, фильм «закрыли», и что авторский вариант фильма не устроил худсовет Госкино, был охарактеризован как «формалистичный, буржуазный, развратный» и… уничтожен. В результате, Виктор Титов угодил в кардиологическое отделение московской больницы с сердечным приступом. А я… а я просто-напросто напился. Финита ля комедия!
ЭПИЛОГ. По требованию Госкино Титова все-таки заставили переснять фильм по принятым шаблонам социалистического реализма. Иначе у него не было бы никакого шанса в будущем снять другой какой-либо фильм. Вместо одной серии затянули до двух, добавили новые, вымышленные персонажи. Недавно я попытался посмотреть его на интернете, но перестал на пятнадцатой минуте. Мне он показался тягомотиной, надуманным и не смешным (может быть, я не объективен). Заменили меня и Тамару Носову. Мы оказались самыми «крамольными» и непозволительно «эротичными». В дальнейшем Виктору Титову все-таки разрешили работать, и он снял ряд неплохих фильмов в разных жанрах, причем, с участием многих звезд советского экрана (самым популярным у зрителей был «Здравствуйте, я ваша тетя»). Позже большинство его фильмов снова попали в «черную дыру». В 1998 году он тяжело заболел и умер в 67 лет. Тамара Носова, к счастью, прожила до восьмидесяти, но… «последние годы народная артистка России питалась в столовой для бездомных и малоимущих. Получала пенсию, которой не хватало даже на квартплату. Умерла в нищете» ( Wikipedia). Альберто Алонсо тоже не взяли в новую работу. Его новаторская хореография с полураздетыми актерами глубоко оскорбила целомудренные чувства членов художественного совета. Они решили обойтись без него. Зато Альберто повезло перебраться в Америку и прожить 90 лет. Он умер в Гейнсвилле, у нас во Флориде.
Не буду кокетничать, хоть в роли Труффальдино меня так никто и не увидел, считаю, что мне тоже повезло. Потому что я пока еще жив и по-прежнему с удовольствием пью вино. И с великим уважением и с большой любовью вспоминаю этих, ушедших от нас, замечательных людей.
Вилен Меликджанян, заслуженный артист Армении, руководитель майамской студии видеофильмов Vilalan Productions, 305-987-0661.

Журнал "Флорида" май 05(185) - 2016.
Рубрика «Флорида и флоридцы»

Выпуск 31
Все тексты на сайте журнала http://www.florida-rus.com
 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments