Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Журнал "Флорида" - сентябрь 09(177) -2015г. «Цирковое представление» для миллионов зрителей

Интервью корреспондента белорусского отделения Радио Свобода Дмитрия Подберезского с главным редактором объединенной редакции журнала «Флорида» и газеты «Парус-FL» Александром Росиным.

художник Константин Куксо(слева) и автор Александр Росин.Как житель Сочи оказался студентом БГУ?
- Я жил в Дагомысе. У нас не было вузов. И в Сочи тоже не было. Из 32 человек нашего класса поступили в институты 26, ровнехонько разъехались от Владивостока до Калининграда с заходами в Пятигорск, Саратов, Сухуми, Москву, Полтаву, Минск, Ленинград… Ехали, у кого где родня или хотя бы знакомые. У нас в Беларуси – и родня, и друзья, мама партизанила в Налибоках, тетка всю войну была в Минском подполье, белорусские книги, песни и гости из Беларуси у нас в дагомысской квартире были всегда, сколько я себя помню.
Чем запомнился филфак?
- Пока всерьез не занялся зарубежной литературой, было скучно. Лекции бессовестно пропускал. Но – было много друзей, красивые девушки-подружки, полуголодная, но веселая жизнь. Как мы пели тогда: «Такое наше житие в четвертом общежитии, хошь Новый год, а хочешь Первомай. Помочишься, помучишься, авось чему научишься, Dum spiro spero, «Выпил?» – «Наливай!» Из педагогов лучшие – Владимир Степанович Карабан, Лариса Ивановна Короткая и Борис Павлович Мицкевич. Они были настоящими.
Работа в школе, далее — «Рабочая смена» (?).
- Меня не любили кадровики. Я был типичным «летуном», так это тогда называлось. После работы в сельской школе несколько месяцев провел в издательстве «Ураджай», потом на Белорусском радио, в бюллетене «Мелиорация и водное хозяйство», газете «Железнодорожник Белоруссии». Где-то еще, не помню. Это все за три года. Но когда попал в «Рабочую смену», больше никуда не хотел. Работа там – самые яркие годы в моей журналистской жизни.
Что тебе дала журналистика?
- Журналистика мне дала все. В командировках я объездил весь Союз, побывал там, где мало кому доводилось бывать, познакомился и написал об очень интересных людях. За одну свою короткую жизнь успеть побывать в шкуре полярника, геолога, тигролова, клоуна, командира подводной лодки – это здорово! Первая публикация у меня была в 1975 году, так что уже 40 лет замимаюсь этим делом.
Как давно заинтересовался цирком, почему?
- Если мама – это все, что касается Беларуси, то папа – это все, что касается цирка. До войны он был гимнастом, цирк любил самозабвенно. И мне передал эту же страсть. Кроме того, еще мальчишкой я освоил жонглирование, и где-то к 7-8 классу подготовил номер, с которым в составе филармонической гоп-бригады ездил с концертами по горным селам и поселкам вокруг Сочи и в Абхазии. Кидал неплохо, мне даже великие жонглеры того времени Сарват Бегбуди и Эдуард Аберт давали рекомендации в цирковое училище. Хватило ума понять, что лучшим не стану, а средним быть скучно. Средних и без меня много. Наверстал все, когда стал писать о цирке. Писал книги, сценарии телефильмов и цирковых спектаклей, очерки и беседы с выдающимися артистами манежа. А в 86-м году журнал «Советская эстрада и цирк» назвал меня лучшим автором, пишущем о цирке и шоу-бизнесе.
По каким причинам уехал в США (если не секрет)?
- В 1990 году великому воздушному гимнасту Валерию Пантелеенко американский цирк «Биг Эппл» предложил годовой контракт. Это был первый частный контракт, заключенный
с советским артистом. Валера приехал в Минск и предложил поехать вместе. Он оформляет меня ассистентом, а я за это время напишу книгу воспоминаний циркового гимнаста. Я согласился, взял с собой сына Андрея, и мы на 9 месяцев попали совсем в другой мир. И не туристами, мы увидели его изнутри. Книгу я написал, она называется «Моя опора – воздух». И полюбил Америку. Вернулся в Минск. Работал в газете «Невероятный мир». Потом в Сочи редактировал газету «Люди риска», писал о войне в Абхазии, помогал беженцам, в том числе журналистам, вернуться в профессию. А когда дочь вышла замуж и уехала в Америку, мы тоже вернулись в Минск. Единственный период в моей жизни, когда я работал одновременно в 4 изданиях. Когда у нас в Бостоне родился внук, вопрос об отъезде не стоял, оформили документы и вылетели в Бостон.
Цирковое представлениеСколько книг издано и какая из них стала бестселлером?
- В Союзе вышло у меня 5 книг: деткие, книга очерков, сборник рассказов и повесть. В конце 80-х вместе с другом художником Костей Куксо придумали книжку-раскладушку о цирке «Цирковое представление». Он сделал картинки, я написал четверостишья. Сейчас точно не помню, заплатили то ли 60, то ли 80 рублей. А потом они стали гнать миллионные тиражи(официально, думаю, 3 миллиона 400 тысяч, а сколько пиратских копий, не знает никто). Но нам с Костей больше ничего не заплатили. Гримасы социализма: автор книги с многомиллионным тиражем денег не имел.

Немного о журнале «Флорида». Идея издания, как давно началось, кто финансирует?
- В Бостоне я работал на мини-автобусе в гостинице и таксистом. Но писал все время, печатался в бостонских русскоязычных изданиях, а так же в «Новом русском слове» – вНью-Йорке и в «Панораме» – Лос-Анджелес. Потом меня пригласили в штат газеты «Русская реклама», а из нее переманили в журнал «Контакт». Хозяином «Контакта» был Миша Зайцев, он до отъезда работал на Гомельском радио. Он любил радио, но в журнале ничего не понимал. Бумага, верстка, подача материалов там были ниже плинтуса. Я пытался ему что-то объяснить, но он не хотел тратить на улучшение журнала деньги. И мы расстались. Я забрал жену, внука и родителей и переехал в Майами – я ведь южанин. Первый номер «Флориды» вышел 30 декабря 2000 года. Так что в этом году нам 15 лет. Потом приехала дочь Юля и взялась за сбор рекламы, и жизнь моя стала радостной, потому что мне нравится писать статьи, придумывать рубрики, делать журнал, а заниматься бизнесом не люблю. А у нее это здорово получается. Пять лет назад мы начали издавать газетное приложение к журналу – «Парус – FL». В журнале в сезон 128 страниц, в газете 40 полос. Живем за счет рекламы и ни от кого не зависим. Рекламодатели нам доверяют, и мы им благодарны за это.
Что почувствовал, узнав о попадании в ТОР-10 самых тиражируемых белорусских авторов?
- Мне понравилось, что я попал в список классиков. Как это у Тимура Шаова: «По классике тоскуя»? Но, с другой стороны, цифры – вещь объективная. К тому же приятно, что я пока еще живой. Можно сказать, единственный живой классик.
Каким, интересно, писателем себя считаешь — русским, белорусским, американским?
- Совершенно определенно: американский автор, пишущий по-русски.

На снимках: обложка книжки. И ее создатели: художник Константин Куксо(слева) и автор Александр Росин.

Subscribe

  • ЖИЗНЬ В ГОРАХ, или ВОСЕМЬ ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МОЙ МИР

    Проснулся я от дикого промозглого холода. С трудом раскрыл глаза и едва не получил шок: над головой нависал купол моей…

  • ФУТБОЛЬНЫЙ ПЕРЕКРЕСТОК

    С недавних пор известная шутка об отце, у которого была два сына: умный и футболист, подверглась серьезной редактуре. Теперь…

  • ГОСТИНЕЦ 2021

    Сейчас это слово стало архаикой и ушло из употребления, а раньше главную дорогу так и называли – «гостинец». В Майами таких…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments