Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Колонка редактора. Дума про Апанаса.

В нашем саду созрел ананас.
Срезал я его и поставил благородный плод на стол.
Внучка Катя посмотрела и сказала: «Апанас».
И я вспомнил, что один из ее прапрадедов был действительно Апанас, Апанас Михальчук из деревни Скабин Слуцкого уезда Минской губернии. Такой белорусский колорит у плода вышел.
Впрочем, про Апанаса или, как в поэме Багрицкого, – на украинский манер, через «о» «Опанаса», – я не думал. А думал я о его сыне, прадеде моей внучки и моем тесте Сергее Афанасьевиче Михальчуке.
И вот почему. В этом месяце совпали две даты. Причем, они связаны между собой.
Первая дата: писателю Сергею Михальчуку исполнилось бы 90 лет, будь он жив.
Сергей Михальчук написал немного. Этому помешала война, вернее, ранение, полученное им на войне. В боях под Кенигсбергом осколок снаряда снес пацану-связисту часть черепа.
Как он выжил будет знать только его будущая жена Галина, дочь «эстонского шпиона» Василия Реяпа, расстрелянного 2 марта 1938 года во дворе пермской тюрьмы. Галина по вечерам после смены на заводе, приходила в госпиталь, ухаживала за ранеными. В тот вечер она не нашла Сережу. Сказали, снесли в подвал, в мертвяцкую. Она спустилась проститься, и поняла, что он еще дышит…
О войне Сергей Михальчук не любил говорить. Да и писать тоже. И рассказ «Мама», который предлагаю вам, он, вроде бы, тоже не о войне. И все-таки – о ней. Почитайте.
Рассказ с белорусского перевел друг Сергея Афанасьевича писатель Михаил Герчик. Так уж получилось, что именно он 40 лет назад, в августе 1975, привел меня в пионерскую газету «Зорька», и я получил там первое журналистское задание. Выходит, ровно 40 лет назад я стал журналистом. И это – вторая дата.
Последние годы Герчик серьезно болел, но продолжал писать. Только вот не печатали. Он, всегда активный и яркий, вдруг, может быть, впервые в жизни оказался не у дел. Мне удалось дважды опубликовать мастера во «Флориде» и заплатить ему такой гонорар, какой по тем временам не дал бы ему ни один из белорусских журналов. Да и московских, пожалуй, тоже.
И чтобы уж совсем закончить тему «преемственности поколений», сообщу, что лет пять спустя после того, как начал профессионально публиковаться, я привел в ту же газету сына Сергея Афанасьевича – Сашу Михальчука. И Саша получил свое первое репортерское задание. А еще позже, лет через 25, в ту же редакцию( она называлась уже не «Зорька», а «Качели», но редактором была все та же Эмма Луканская), сосватал своего однокурсника и друга поэта Кастуся Северинца.
Вот такая длинная цепочка. А началась она с далекого и почти никому неизвестного крестьянина Апанаса Михальчука, отца Сергея, деда Ирины, прадеда Юли и прапрадеда Кати.
Александр Росин
На снимке Сергей Михальчук.

 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments