Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Categories:

Журнал "Флорида" - февраль 02(170)-2015г. Рубрика "Гость редакции" Григорий Попович

Вверх по лестнице, ведущей вверх

Григорий Попович

Григорий Попович после представления в Майами с друзьямиРедактор «Флориды» Александр Росин беседует с жонглером, эквилибристом, киноактером и создателем самого популярного в Америке комедийного семейного шоу с дрессированными животными Popovich Comedy Pet Theater Григорием Поповичем.
Недавно в фейсбуке я написал так: «Григорий Попович – великий американский артист русского происхождения. Он достойно вписался в когорту наших соотечественников, прославлявших за рубежом русское искусство: Шаляпин, Дягилев, Баланчин, Нуриев, Растропович, Барышников, Попович».
В пятый раз за последние годы Комедийный цирк-театр зверей Григория Поповича приезжал на гастроли из Лас-Вегаса во Флориду. И каждый раз я смотрю его шоу, а потом пишу рецензию или беседую с его создателем и главным героем. Почему я это делаю? Да потому же, почему поставил имя Поповича в ряд с крупнейшими нашими современниками. На сегодняшний день он не просто мастер своего дела, он – уникальное явление, наблюдать которое не только интересно, но и полезно. Поскольку каждое необычное, из ряда вон выходящее явление, что-то дает нам в понимании природы человека и в понимании самих себя.

- Гриша, ты мне недавно напомнил, что впервые мы встретились и познакомились в 1982 году. Тебе было 19 лет, ты уже 5 лет работал в цирке соло-жонглером на вольностоящей лестнице и даже выступал на самом престижном манеже страны – в цирке на Цветном бульваре. С тех пор прошло 33 года. И ты, как я и предсказывал, стал одним из лучших жонглеров мира. Это – приамбула, а вопрос такой: что тобой двигало, когда в 6 лет отец привел тебя на манеж и дал в руки мячики, булавы, кольца? Тебе уже тогда хотелось стать лучшим?
Григорий Попович – дебют в цирке, 1977 год.- Отец учил меня не только жонглированию, но и акробатике, эквилибристике, каким-то азам гимнастики. Мне кажется, его заслуга в том, что он никогда не пережимал палку. Если он чувствовал, что я устал и мне стало скучно, отпускал с репетиции. Поэтому всякий раз, когда мы с ним шли в манеж, мне было радостно, я узнавал что-то новое, у меня получалось. Тем более, что рядом репетировали взрослые артисты, они подбадривали и хвалили меня, а это для пацана серьезный стимул.
Но по-настоящему мне захотелось добиться чего-то большего, когда я увидел номера великих наших жонглеров Сергея Игнатова, Евгения Беляуэра и Сарват Бегбуди. Сарват был поразительным актером, у него, как нынче говорят, была харизма. Я, как и ты, номер «Жонглер на лошади» Бегбуди очень любил. А что касается Игнатова и Беляуэра, они обладали феноменальной техникой. Трюки, которые они исполняли, были настолько поразительными, что я понял, если я хочу стать таким же, надо репетировать по-настоящему.
- Так, Григорий, давай-ка я тебя прерву на этом, поскольку никакие рекорды в искусстве, в том числе и в искусстве цирка, не признаю. Но для любопытных сообщу: в 14 лет мой собеседник стал артистом. Дебют состоялся в 1977 году в Днепропетровском цирке, где тогда гастролировали его родители Алексей Попович и Тамара Александрова. На снимке видно, как Алексей Григорьевич подстраховывает юного Гришу.

Григорий Попович и 11 колец в Нью-Йорке, 2013 год.В послужном списке Григория Поповича 5 булав с двух рук из-за спины на лестнице, 9 колец на лестнице и 11 колец в партере на манеже. И этот снимок, кстати, сделанный совсем недавно в Нью-Йорке, т.е. спустя 35 лет после дебюта, мы вам демонстрируем в подтверждение сказанному.

А теперь перейдем к поэзии. «Земную жизнь пройдя до половины, Я очутился в сумрачном лесу, Утратив правый путь во тьме долины». Ты человек начитанный, помнишь, конечно, что это первые строки из «Божественной комедии» Данте. Известно, что Данте было тогда, когда он писал эти строки, 35 лет. С тех пор срок выделенной нам жизни значительно увеличился. Наши с тобой отцы прожили больше 90 лет. Значит нашему поколению, коль уж не выпало жить при коммунизме, но до 100, а то и до 120 многим предстоит. А потому нынче условная половина земного пути 50 лет. Совсем недавно ты этот рубеж благополучно преодолел. Расскажи о главных событиях и о том, куда планируешь идти дальше, не утратил ли «правый путь во тьме долины»?
- Для удобства изложения, я бы эти 50 лет поделил еще на двое. И вот почему. Потому что первые 25 лет прошли в Советском Союзе. Здесь я стал артистом, и уже как артист советского цирка я ездил на всякие престижные международные конкурсы, где становился лауреатом. В 1988 году вместе с программой советского цирка я впервые попал в Америку. И хотя за границей мне уже доводилось бывать, я впервые понял, что в этой стране хотел бы жить и работать. И когда в 1990 году меня пригласил на гастроли крупнейший американский цирк Ринглинг Барнум энд Бейли, я согласился.
- Тогда же ты впервые задумался о своем цирке?
- Да, примерно в это время. Понимаешь, у меня к 30 годам накопился большой багаж цирковых знаний и умений. Ведь кроме жонглирования, акробатики и эквилибристики я знал некоторые тайны дрессуры, умел ухаживать за собаками, так как мои родители выступали с ними. Кроме того, за свою короткую, но достаточно бурную жизнь в искусстве, я видел немало талантливых комиков, и втайне мечтал сам овладеть этой наукой. А когда закончил факультет режиссеров цирка в ГИТИСе, мне хотелось на деле применить те знания, которые я там получил. Поэтому, когда после завершения контракта с Ринглингом меня пригласил Цирк дю Солей, я отказал себе в этом удовольствии.
- Почему отказал? И почему работу в дю Солей ты называешь удовольствием?
- Потому что сложно создать номер, но уже создав, можно эксплуатировать его до старости. Многие артисты в цирке и на эстраде так и живут. А мне стало скучно. Я мечтал выйти за рамки жонглера. Хотелось все свои знания и умения в разных жанрах соединить в одном. А для этого нужны такие условия, чтобы можно было прокатывать различные эпизоды будущего спектакля на публике. Только публика может показать, верно ты идешь или нет. И я нашел такое место в Лас-Вегасе в казино Циркус-Циркус. Я выступал на сцене Циркус-Циркуса с номером жонглера, но имел возможность каждый день прокатывать тот или иной номер с животными или клоунскую репризу. Именно там я впервые понял, что такое свобода творчества. Это было потрясающе, ведь я мог делать практически все, что хотел. Причем сразу любую задумку выносить на зрителя. И не бояться провала, потому что вход для публики на шоу был бесплатным, а потому зрители были не особенно требовательными.
Шесть лет, с 1994 по 2000 год, я проработал на сцене казино в Циркус Циркус. Постепенно мой багаж расширился настолько, что я понял, пора браться за подготовку полноценной программы. Я стал искать такую концертную площадку. И скоро обнаружил ее в Брансоне штат Миссури. Это туристический центр и курорт, где проводят в развлечениях и отдохновениях от трудов американские пенсионеры. А потому в многочисленных концертных залах здесь работает как бы второй состав звезд цирка и эстрады: либо старики, кто уже сходит в тираж, либо молодежь, которая еще только стремится покорить Нью-Йорк, Лас-Вегас и Майами. Публика в Брансоне чисто американская, очень доброжелательная и неприхотливая. Именно здесь я на свой страх и риск арендовал театр и начал прокатывать на публике первые спектакли моего театра.
- У тебя был план или ты шел методом проб и ошибок?
Григорий Попович- Конечно, у меня была общая идея, которую я и сформулировал в названии цирка: Popovich Comedy Pet Theater – Комедийный театр зверей Поповича. Но это вовсе не значит, что не было ошибок, их было огромное количество. Ведь я всю жизнь был артистом, сначала советским, а потом американским. Когда-то в постижении законов комического мне много помогли такие мастера, как Валерий Мусин и дядя Толя Смыков. А здесь нужно было овладеть и наукой бизнеса. Кроме того, у меня появился коллектив – артисты и служащие по уходу за животными. Всеми этими новыми для меня знаниями приходилось обучаться на ходу. Плюс – клоунада, сложнейший из цирковых жанров. Я стал заниматься ею в театре, играя главную роль в спектакле, который сам же и поставил.

- Получается, что ты в общей сложности потратил на подготовку театра 10 лет?
- По большому счету я шел к своему театру всю жизнь, с тех пор, как впервые вышел на манеж. Просто об этом я никому, даже себе, не говорил. Но накапливание материала, подготовка каких-то трюков и реприз, которые никогда не нужны были мне в основной работе жонглера, записи сценарных ходов, встречи и беседы с комиками и режиссерами – все это шло в копилку будущего театра. После Брансона я заключил контракт с ласвегасским казино Planet Hollywood и с 2005 года начал ежедневно давать представления на его сцене. Кроме того, когда удается, мы выезжаем на 3-4 месяца с гастролями по стране. И, конечно, всегда заезжаем во Флориду.
- Пятый раз за последние 10 лет я смотрю твое шоу, и могу сказать с абсолютной увереностью: то, что ты привез и показал флоридцам в этот раз, – блестящая работа! Как мне кажется, ты превзошел сам себя. И все-таки позволь, как пел Высоцкий, «пару слов без протокола». Не возражаешь, если покритикую?
- Саша, во-первых за 33 года нашего знакомства, я привык, что ты меня критикуешь. Во-вторых, хвалить легче. А чтобы критиковать, нужно знать предмет. Ты его знаешь, так что – вперед.
- Не мне тебе рассказывать, что любая цирковая дрессура делится на две составляющие: это, условно говоря, Анатолий Леонидович Дуров, который демонстрировал своих кур, гусей и поросят, включая их в свои юмористические и политические репризы, и, скажем, Александр Александров-Федотов, название его книжки «Ты покоришься мне, тигр!» самоговорящее. Продолжателей А.Л.Дурова в советском и мировом цирке было мало: Карандаш с Кляксой, Константин Берман и Акрам Юсупов с осликами, Женя Шмарловский со своими хорьками и вороной… К жестокой – все остальные и несть им числа. Я лично видел, как избивал на репетиции зверей маститый советский дрессировщик, народный артист, и с тех пор зарекся ходить на репетиции хищников. Так вот, на мой взгляд, может быть, лучшее, что могут показать на сцене или на манеже животные – самих себя. Когда твои три веселых гуся и два веселый козлика гуляют сами по себе, когда мини-лошадка Даймонд катает кошек и собак, а могучий попугай Рауль расправляет крылья и летит аки орел в поднебесье зала, поверь, никакой специальной дрессуры мне не надо.
- Полностью согласен. Потому Анатолий Дуров и был великим артистом, что мог так включать своих животных в репризы, что те, вроде, ничего не делая, несли определенный смысл. Это здорово и к этому я всегда стремился и стремлюсь. Кстати, ты ведь видел наш кинофильм «Popovich and fabled voice of American West»(«Попович и загадочный голос Запада»), поставленный в прошлом году на киностудии Lightforgerstudios? Вот в нем как раз мы постарались добиться, чтобы кошки и собаки сами, без понуканий, играли свои роли.
- Да, фильм мне понравился. И судя по престижным наградам на двух кинофестивалях, понравился он и критикам, и зрителям. Поздравляю!
Григорий Попович- Спасибо. Кино – следующий наш этап, то, над чем параллельно с цирком мы будем работать вторую половину обещанного тобой столетнего срока.
- Я обычно обещаю 120 и редко вру. Работы у тебя впереди много. Надеюсь, что и следующие 70 лет ты не забудешь регулярно приезжать с новыми программами во Флориду. Мы будем ждать. Тем более, что моя внучка Катя сразу после окончания спектакля спросила: «А когда мы опять пойдем на шоу дяди Гриши?» Так что не подводи.
- Обещаю.

На снимках:
Григорий Попович после представления в Майами с друзьями: котенок Катя, попугай Рауль, мини-лошадка Даймонд.
Григорий Попович – дебют в цирке, 1977 год.
Григорий Попович и 11 колец в Нью-Йорке, 2013 год.
Фото Владимира Шанина, Льва Шварца и Александра Росина.

Tags: Григорий Попович, Цирк
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments