Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Categories:

Приложение к журналу "Флорида" Ежемесячник "Парус - FL" , Жизнь после 60-ти. Сергей Сахнов

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ 60-ТИ
Капитан дальнего плавания Сергей Сахнов редкий, можно сказать, уникальный человек. Он из тех, кто сумел пронести свои детские мечты и грезы через всю жизнь. Их мало, таких людей. Это про них сказал когда-то один из плеяды великих путешественников покоритель морей Эрик де Бишоп: «Не тратьте понапрасну силы, пытаясь убедить нас, что мы сумасшедшие: мы сами это знаем».
Когда Сергей Сахнов сошел с мостика судна, которым управлял, он не захотел присоединяться к сонму пенсионеров-бездельников. И в 60-т с гаком отправился на велосипеде вокруг света. Потом были другие путешествия: по снегам Аляски, по льдам Байкала, зимнее воахождение на Эльбрус... Обо всем этом, но главное – о том, как достойно, ярко и по-юношески смело жить в любом возрасте Сергей Сахнов рассказывает нам в своей рубрике.
14-1-IMG_0041-bomji
История Четвертая
.
                            СВОЙ СРЕДИ БОМЖЕЙ И БРОДЯГ,  ИЛИ НАУКА ВЫЖИВАНИЯ
Самым ценным в моих скитаниях по земному шару являются встречи с новыми людьми. Для меня не имеет значение общественный статус человека, с которым я общаюсь, и поэтому я с удовольствием беседовал с бездомными и бродягами по всему свету. Надо признать, что из-за специфики путешествия на велосипеде это делать очень легко, так как зачастую сам похож на бомжа. Очень быстро отрастает борода, одежда приходит в плачевное состояние из-за дождей и грязи летящей от проходящего транспорта. Большие ежедневные физические нагрузки, уменьшили мой вес почти на 15 кг, и я стал напоминать человека серьезно недоедающего. Надо сказать мое отношение к этим людям менялось по мере того, как я больше о них узнавал. У меня исчезла жалость и тем более брезгливое отношение к ним. Я, понял, что это их выбор и зачастую они не хотят возвращаться к так называемому нормальному образу жизни.
Мое путешествие на велосипеде вокруг земного шара заняло 278 дней и ночей, но сейчас я расскажу о событиях двух дней, произошедших в разных странах и отстоящих друг от друга на десятки тысяч километров.
14-2-mape of bomzhi
День 4-й.
Россия, Черное море.
24 марта 2010 года.

За сосновыми борами синеет Черное море. Еду со скоростью от 10 до 25 км час. В 12 часов проехал селение Ольгинка, и дорога пошла резко от моря по прибрежным лесам. На большой скорости проскакиваю что-то медленно двигающееся по правой обочине. Останавливаюсь, и, присмотревшись, вижу небольшого роста человека в очках, заросшего густой русой бородой и сильно прихрамывающего на правую ногу. Он обвешан различными сумками и тряпьем. На первый взгляд, показалось, что этот человек насобирал где-то весь этот хлам и нес сдавать в утильсырье. Но все оказалось совсем не так.
-Ты кто такой? – спросил я (на «Вы» обратиться к этому, на первый взгляд, чучелу огородному, было просто смешно).
-Бродяга, - спокойно и с достоинством отвечает человек.
-Я тоже бродяга, - говорю ему в ответ, на его немой вопрос, - только путешествую на велосипеде.

У меня сердце зашлось: ведь это экземпляр для моих путевых заметок. Предлагаю ему отобедать вместе за мой счет в придорожном лесочке. Он сразу соглашается. Уверенно переходит дорогу и ведет меня на маленькую уютную полянку в 30 метрах от дороги. Я оставляю «вело» на обочине и, сняв рюкзак, иду за ним.
- Как тебя звать? - спрашиваю.
-Егор…. Егор Белов, - отвечает мой новый знакомый.

14-3-DSCN1533-bomzhi
Затем он сбрасывает с себя поклажу весом около 30 кг, как говорится, все свое ношу с собой. Я выкладываю наш обед, еду, которую собирался в течение дня съесть сам: две морковки, луковицу, 2 дольки чеснока (уже порядком проросшие), пачку сухарей, полулитровый пакет кефира и сайку из серой муки. Егор добавил к обеду свою кружку, в которую я и налил ему кефира. Выпив пару глотков кефира, и помолчав немного для приличия, я начал свое первое дорожное интервью. И – удачное, ведь Егор Белов настоящий профи-бродяга, у него за плечами ОДИННАДЦАТЬ лет скитаний по Черноморскому побережью и ночевок в прибрежных лесах, изученных им за это время, как свои пять пальцев.
Родом он из Новосибирска. Ему 57 лет. Егор - инвалид детства (перелом бедренной кости), поэтому одна нога короче другой и, вдобавок, не полностью сгибается в колене. В 1999 году потерял работу, а вместе с ней и ведомственную комнату (служил в охране водоема с питьевой водой в Новосибирске). Попытался найти что-то еще, но не смог, и потихоньку, из-за отсутствия жилья и денег, пришел в состояние, при котором о нормальной работе уже можно было и не заикаться. Начал бродяжничать по Сибири, но зимой несколько раз чуть не замерз и решил податься на юг: «ТАМ ТЕПЛО, ТАМ ЯБЛОКИ!!!» Забегая вперед, скажу, что вкусом яблок не пришлось долго наслаждаться. Вскоре, после того, как он дошел к Черному морю из Новосибирска (а для этого понадобилось 3 года пешим ходом вдоль железных дорог России), у него выпали все верхние зубы, кроме одного, да и нижних осталось всего несколько штук. Я посмотрел на предложенный мною обед: он явно был не по зубам моему новому знакомому. Но  Егор  нашел выход из положения: он просто размачивал сухари в кефире и с удовольствием ел.
Из Новосибирска он шёл вдоль железных дорог, чтобы не потеряться, но главное, в зимнее время, можно было гарантированно найти домик путевого обходчика. Хотя несколько раз его застигала пурга, и приходилось ночевать при температуре минус 30 градусов на улице. С его ногой он может проходить всего от 5 до 18 км за день. Обычно, он идет от рассвета и до заката.
Сейчас он движется потихоньку из района Сочи в район Новороссийска, на север, как перелетная птица. Зимой - на юг, а летом - на север. Живет «на то, что дадут люди добрые».
- Я не попрошайка, - гордо заявляет он, - несколько раз работал, но денег, ни разу за это не получил. Обманули.
Так и ходит: весной из Сочи в Новороссийск и на Таманский полуостров, а ближе к зиме возвращается обратно, в столицу Зимней Олимпиады, говорит, что там теплее. Спит в лесах, а для того, чтобы не замерзнуть, носит с собой весь этот хлам, хотя комбинезон на нем был новый, наверное, кто-то подарил. Вместо палатки - кусок толстого рваного целлофана. Есть у него чайник и нож. Разжигает костры, но иногда за это гоняют. У врача не был лет 12, точно не помнит, ничем за последние одиннадцать лет не болел, только пару раз подхватывал насморк. Не пьет вообще, но курит. Телевизор не смотрел лет шесть, а новости знает, так как подбирает газеты и журналы. Очень плохо видит: носит очки. Когда я его сфотографировал и показал ему фото на цифровом дисплее, он был совершенно ошарашен. Говорит, что не видел себя в зеркале несколько лет, и его вид ему явно не понравился.
Родных нет, женат не был. Есть где-то дочь, которую совсем не знает. Паспорт есть, ведь без него даже бродягам тяжело. Хотел бы вернуться к нормальной жизни, но не знает, как это сделать, и без посторонней помощи это вряд ли получится. В Бога верит, но «слегка», как он выразился.
К людям Егор относится благожелательно, никого не винит в своих проблемах. Живет он одним днем и думает только о том, как выжить сегодня. По лесам юга «шастается» очень много подобных ему людей, но Белов не хочет путешествовать на пару ни с кем, так как народ, как он говорит, в основном пьющий, много бродяг, задолжавших деньги и скрывающихся от кредиторов.
По лицу видно, что Егор спокоен и находится в душевном равновесии, в единении с природой. Мне даже показалось, что с такого одухотворенного лица, наверное, можно писать икону. Не знаю, почему, но именно такая мысль пришла в тот момент мне в голову. Обед заканчиваем, пора ехать. Впереди еще масса перевалов. Егор с завистью смотрит на мой велосипед и говорит, что сам он все равно не смог бы ездить, ноги разной длины. Не знаю, смог бы я сохранить чувство юмора и душевное равновесие, пробродив 11 лет по лесам. Фотографирую его на память уже на дороге. Оставляю ему бутылку воды, хлеб, морковь и чеснок, в придачу даю еще 100 рублей. Егор берет деньги с достоинством и сдержанно благодарит. Мы жмем друг другу руки и начинаем движение по одной и той же дороге, только с разными целями и скоростями. Кто и что нами движет – бог знает.

День-239
США, Калифорния
14 ноября 2010 года.
07.00 утра просыпаюсь в палатке на пляже на берегу Тихого океана, за несколько миль к северу от города Сан-Диего.
14-IMG_0051-bomji
За час до захода познакомился с местными бомжами, живущими на пляже. Мужчину зовут Дон, он белый, а женщину – Алесандра,  она, мексиканка.  Спят они на матрасах, закутавшись в одеяла, рядом с местом для костра, бетонная квадратная загородка - полтора на полтора метра и высотой 25-30 сантиметров. Жечь костры разрешается, а вот ночевать на пляже нет, но всем на это, похоже, наплевать.
Жить тут, в общем-то, можно и даже с удобствами: рядом туалет, краники с пресной водой и душевые кабины, правда, прямо на улице.
Закипела утренняя пляжная жизнь, все в движении. Райское местечко в ноябре месяце.

14-4-IMG_0064-bomji
Перед самым отъездом подхожу к Дону и Алесандре, они уже закончили завтрак, я видел, как Алесандра поджаривала на костре «куриные окорочка» и варила кофе. Прошу Дона рассказать коротко о себе. Ему 50 лет, раньше жил и работал в штате Невада, занимался организацией банкетов и питания «на выезд» - вещь в США весьма распространенная (кэтеринг). Потом начали наваливаться проблемы по бизнесу, стал попивать понемногу, чтобы расслабиться и, в конце концов, потерял практически все, что имел, даже семью. Теперь вот живет здесь на улицах и пляже недалеко от Сан-Диего вместе с этой женщиной, у них что-то вроде семьи. Питаются в местных церквях, где нищих кормят бесплатно. Иногда, люди привозят и выставляют прямо на берегу продукты питания, а они их забирают. Собирают на пляже алюминиевые банки и имеют с этого 10-15 долларов в день, но этот доход идет на покупку спиртного. Дон, похоже, с утра уже «хряпнул» немного для настроения, от него идет запах спиртного, и блестят глазенки. Выглядят он и Алесандра вполне здоровыми, без «печати бомжей» на лицах и одежде.
С одеждой здесь весьма просто. В магазинах, которыми владеет Армия Спасения можно приодеться, как «денди лондонский», за  небольшие деньги  с ног и до головы.
-Ты, доволен такой жизнью? - спрашиваю Дона.
- Вполне, никаких стрессов, неоплаченных кредитов и, самое главное, никаких обязательств ни перед кем - не жизнь, а малина.

14-IMG_0053- bomji
Пока мы разговариваем с Доном, Алесандра берет тележку и идет собирать банки, Дон целует ее в шею на прощание и гладит по спине, она оглядывается на меня и сбрасывает его руку. От этой сцены мне становится теплее на душе, но немного грустно почему-то. Дон ложится на одеяло, ноги задирает на бревно, приготовленное для костра, и наслаждается теплом, покоем и прекрасным видом на просторы Тихого океана. В левой руке он держит сигарету, а в правой - бутылочку с утренним виски в бумажном пакете, не дай бог увидит полиция. Жизнь, по его мнению, удалась!
Начинаю спрашивать у местных жителей, как проехать в Мексику, и скоро несусь по дорожке для велосипедистов, которая идет до самой мексиканской границы до города Тихуана. Из головы не идет Дон, и его теперешняя жизненная философия. В этом что-то есть. Не секрет, что иногда люди вкалывают целую жизнь, чтобы потом купить домик на берегу теплого моря и остаток жизни наслаждаться райской жизнью.  Это длинный путь, но можно сделать, как Дон, не ждать пенсии, а прямо сейчас бросить все к чертовой матери и жить на берегу теплого океана.  Да, каждый сам решает, какой путь, ведущий к душевному комфорту, ему выбрать.



 
Tags: Бомжи., Приложение к журналу "Флорида" "Парус - , Сергей Сахнов. Путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments