Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Category:

"Бесплатная газета" - 10.13. Приложение к журналу "Флорида". Сергей Сахнов

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ 60-ТИ

Об открытии новой рубрике «Жизнь после 60-ти» мы объявили в сентябрьском номере «БГ» в эпилоге беседы автора журнала «Флорида» бывшего моряка, а ныне писателя и журналиста Сергея Сальникова с его однокурсником по мореходному училищу капитаном дальнего плавания Сергеем Сахновым.
Кто такой капитан Сахнов и почему именно ему мы поручили такое ответственное дело – вести рубрику? Капитан Сахнов редкий, можно сказать, уникальный человек. Он из тех, кто сумел пронести свои детские мечты и грезы через всю жизнь. Их мало, таких людей. Это про них сказал когда-то один из плеяды великих путешественников покоритель морей Эрик де Бишоп: «Не тратьте понапрасну силы, пытаясь убедить нас, что мы сумасшедшие: мы сами это знаем».
Когда Сергей Сахнов сошел с мостика судна, которым управлял, он не захотел присоединяться к сонму пенсионеров-бездельников. И в 60-т с гаком отправился на велосипеде вокруг света. Потом были другие путешествия: по снегам Аляски, по льдам Байкала... Обо всем этом, но главное – о том, как достойно, ярко и по-юношески смело жить в любом возрасте Сергей Сахнов будет рассказывать нам в своей рубрике.
А пока - история ПЕРВАЯ.

                                             УЖИН С ВОЛКАМИ16-Sakhnov-3
Я теряю опору и тяжело оседаю в глубокий снег.
Моя левая нога в снегоступе проваливается глубоко вниз и застревает в хитросплетениях заснеженных обломков речного льда реки Кускоквин, - это почти посередине заснеженной Аляски. Левая ступня зажата намертво, параллельно крутому берегу реки, на который я пытался забраться. До заброшенной таежной избушки, к которой я пробивал тропу в глубоком снегу, всего ничего, не более 100 метров. Уклон сугроба, прикрывающего берег реки, около 50 градусов, и под воздействием силы тяжести я начинаю сползать головой вниз. Мое тело неуправляемо разворачивается под прямым углом к линии берега, левая нога изогнута в трех направлениях: ступня параллельно берегу, а коленная чашечка вывернута максимально вправо. Резко пытаюсь согнуться и выпрямиться, но боль в колене и одновременно в ступне бросает меня обратно в ледяную снежную траншею. Пытаюсь дотянуться правой рукой до веточек жиденького кустарника, растущего на склоне обрыва реки, но безуспешно. Моя возня в попытке освободиться из ловушки только ухудшает положение, и я еще больше зарываюсь в снег.

- Серега, не паникуй, - вслух тихо говорю я себе. - Полежи спокойно, расслабься, успокойся. Прими правильное решение.
Итак, первое разумное решение приходит мгновенно.
Отстегиваю крепление буксировочного ремня, и мои сорокакилограммовые сани откатываются вниз по склону. Мне становится немного легче. Снимаю лыжные палки из петель на руках и откладываю их в сторону. Руки свободны.

- Молодец! - вслух подбадриваю себя. - Так, сколько у нас времени в запасе? Не оказалась бы целая вечность, - первая предательская мысль пытается пробить мою защиту.
Приятный холодок от снега, в который я погрузился разгоряченным от тяжелой работы телом, сменяется ознобом.  Пробивая канал к избушке в глубоком снегу в тяжелых снегоступах, я практически разделся и бросил на сани всю теплую одежду, оставшись в одной майке и легкой куртке, мокрой от пота.
Уже темнеет, почти девять часов вечера. За спиной разгорается зарево кроваво-красной полной луны. Я вижу луну и лес в перевернутом изображении, так как небесное светило встает прямо за моей спиной. Нажимаю кнопку
GPS, и на дисплее высвечиваются мои координаты с точность до 4 метров. «Зачем сейчас тебе нужны координаты, если их знаешь только ТЫ?», - ехидно говорит предательский внутренний голосок. Честно говоря, мне нечем крыть. На самом деле у меня нет спутникового телефона и радиобуя да и много чего нет, и никто не знает, где я, потому что не посылал информации о своем движении уже более недели. До ближайшего населенного пункта Мак–Грат - 25 км, а до Николаи - 60 км.
16-Sakhnov-Alaska
По тропе, рядом с которой я лежу, как холодеющая неподвижная колода, ездят раз в неделю, а может и реже. В голову лезет последний телефонный разговор с сыном Алексеем перед началом моего путешествия.
Когда он понял, что с обеспечением безопасности у меня не очень, спросил:
- Пап, а аварийный запас продуктов у тебя есть?
Я ответил, что да, есть на 10 дней.
- Тогда выброси их к чертовой матери и будет у тебя полный экстрим! - раздраженно заявил он.
В тот момент я, как мог, успокоил его, сказав, что все будет хорошо.
Все эти мысли проносились в моем мозгу, мешая сосредоточиться на главном: как из всего этого выбраться живым. Все развивалось по худшему сценарию и, самое обидное, за сотню метров от убежища, где я могу развести огонь и обогреться.
В это время издалека, приглушенный расстоянием, раздался протяжный хрипловатый звук, от которого меня бросило в жар, и сердце рвануло из груди на полных оборотах.
«Волки! Может, послышалось. Не может быть, почему все так сразу и вместе, - бунтует мой мозг, - так не честно. Чертовы законы Мерфи!», - рычу я,- лихорадочно пытаясь откопать мою левую ногу, зажатую в ледовом капкане, но только еще глубже погружаюсь в снежную могилу.
Знаменитый закон Мерфи: «НЕТ ТАКОЙ ПЛОХОЙ СИТУАЦИИ, КОТОРАЯ НЕ МОГЛА БЫ СТАТЬ ЕЩЕ ХУЖЕ», как раз подходит для меня, хотя сегодняшний день начинался просто прекрасно.
Предыдущую ночь я провел в деревне
Nikolai, в большом доме местного жителя с украинской фамилией Petruska (Петрушка). Никакого отношения к Украине или России хозяин дома и его семья не имели и не имеют. Они принадлежат к местной народности асабаскан индиан. Эту фамилию получили, когда их предков крестили русские священники во времена «русской» Аляски.
За 20 долларов я почти сутки провел в гостеприимном доме, хорошо отоспался и рано утром сегодняшнего дня был на тропе, ведущей в Мак –Грат.
16-Sakhnov-IMG_1261
Правда, с утра начал получать «знаки» от вселенной, что день может оказаться трудным для меня. Так, в начале тропы, ведущей на запад к Мак-Грату, я увидел расстрелянный картечью желтый знак, предупреждающий путников, что погодные условия в этом районе и состояние тропы могут изменяться очень быстро, поэтому путешествуйте на собственный страх и риск. Меня это сильно не озадачило, но насторожило.
К середине дня слева и справа от меня я наблюдал парочку маленьких самолетов, которые на низкой высоте высматривали волков. Каждый из них подлетал ко мне и на высоте около десяти метров приветственно качал крыльями, а я в ответ махал лыжными палками.
Первый же знак я получил еще раньше, на подходе к деревне Николай, два дня назад. На повороте узкой тропы я увидел черного волка. Эта встреча была столь неожиданной для нас обоих, что мгновение мы смотрели друг на друга неподвижно. Волк, очевидно, безошибочно признал во мне представителя самого опасного вида животных на Земле и, быстро перепрыгнув тропу, был таков. Надо сказать, что, если волк по каким-то причинам не остерегается людей, то он - покойник.
Сбежать-то он сбежал, но осадок у меня на душе остался. Повинуясь инстинкту, я достал нож, взял его в правую руку, а на левую руку намотал куртку и в течение получаса шел, оглядываясь по сторонам. А вдруг он побежал за подмогой?
Через некоторое время мне надоело быть в постоянном напряжении, и я больше о нем не вспоминал до прихода в деревню Николай. Беседуя с хозяином дома, я спросил его, насколько была опасна моя встреча с волком. Он сказал, что все зависит, от того, насколько волк был голоден. Сейчас в этих краях много сохатых и оленей, так что они (волки) имеют достаточно пищи, хотя кто знает, что у них на уме. Если добыча им кажется легкой, даже если это человек, то они нападут без размышлений

Моя главная цель после выхода из деревни Николай -достичь обозначенного на моей карте охотничьего домика, и я ее достиг, пройдя за 18 часов 60 километров с санями на буксире.
Будет правильнее сказать, почти достиг, осталось всего 100 метров не более, но каких!
Волчий вой все ближе. Похоже, созываются гости на «званый ужин», главное блюдо почти готово и даже не пытается убежать.

Маленькая веточка кустарника, торчащего из-под снега буквально на пару сантиметров, привлекла мое внимание. Да, вы правы, это как раз тот случай, когда утопающий хватается за соломинку, такой шанс упускать было нельзя. В перчатках схватить тонкую веточку я не смог, и их пришлось снять. Закоченевшие пальцы тоже не очень слушались, но выбора все равно не было. От веточки к веточке, сантиметр за сантиметром я вытаскиваю свое вконец задубевшее тело на берег замерзшей реки.
Полыхает жарким пламенем дровяная печурка. Жизнь мало-помалу возвращается в мое озябшее тело, я расслаблен и ни о чем больше не хочу думать.
Луна поднялась высоко и сейчас уже не выглядит так зловеще, как пару часов назад. Недалеко послышалось хриплое волчье завывание, оборвавшееся на самой высокой ноте. - - Извините, парни, ужинайте без меня сегодня, - говорю я в окно по направлению к вою.


Сергей Сахнов, капитан дальнего плавания, путешественник.
Фото из архива автора.
 
Tags: "Бесплатная газета", Аляска, Журнала "Флорида", Сергей Сахнов. Путешествия
Subscribe

  • ЖИЗНЬ В ГОРАХ, или ВОСЕМЬ ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МОЙ МИР

    Проснулся я от дикого промозглого холода. С трудом раскрыл глаза и едва не получил шок: над головой нависал купол моей…

  • ФУТБОЛЬНЫЙ ПЕРЕКРЕСТОК

    С недавних пор известная шутка об отце, у которого была два сына: умный и футболист, подверглась серьезной редактуре. Теперь…

  • ГОСТИНЕЦ 2021

    Сейчас это слово стало архаикой и ушло из употребления, а раньше главную дорогу так и называли – «гостинец». В Майами таких…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments