Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Автор "Флориды" Николай Еремин - о писателе Борисе Черных



Сегодня, год назад, покинул Земную жизнь Борис Иванович Черных.

Борис Черных был настоящим писателем, который каждым словом своим и поступком пытался повернуть действительность в лучшую сторону.
Хотя действительность, у которой был синоним – социалистический режим, не хотела меняться и отвечала ему сопротивлением материалов.

Борис был нарушителем режима.

Родился он 13 июля расстрельного 1937 года, на 13 дней и шесть лет раньше меня,
Там же, где и я, в городе Свободном.

Не случайно Борис по характеру был свободолюбивым, неугомонным, общительным и стремился доказать своё право на свободу слова и дела.
Потому что город Свободный являлся на самом деле зоной лагерей, в которых томились в большинстве своём несправедливо осуждённые и заклеймённые как «враги народа» узники тоталитарного режима.

Человек, голыми руками разрывающий колючую проволоку режимных запретов и контуров, - вот портрет Бориса Черных.

Вся жизнь его была связана с печатным словом.

В Иркутске он учился в Университете.
Работал в газете «Советская молодёжь»
Писал острые публицистические статьи и рассказы.
Сам Александр Вампилов похвалил однажды его рассказ «Юнкер Корецкий»!

Борис искренне верил в силу слова.
Романтик, он написал в соавторстве с Анатолием Поповым письмо «Что делать?», адресованное ХV съезду комсомола, в котором излагалась идея омоложения ЦК…
И началось!

Письмо по адресу не дошло, а Борис вынужден был, как когда-то Максим Горький или Исаак Бабель, избавляться от романтических иллюзий.

Владивосток и Магадан на некоторое время приютили странника.
Он работал в газетах, преподавал в школах. Но когда в одной из школ создал «Республику советов депутатов учащихся», был изгнан в очередной раз и вернулся в Иркутск.

Стремясь к общению, организовал первые «Вампиловские чтения», а затем «Вампиловское книжное товарищество».
Работал в Ботаническом саду.
Называл себя Садовником.
Жил там же, в маленькой избушке, куда к нему на огонёк приходили молодые литераторы, чтобы обсудить свои стихи и рассказы или просто послушать новые песни Булата Окуджавы…
Пытался опубликовать свои вольнолюбивые произведения, показывал их Дмитрию Сергееву и Фазилю Искандеру, но те посоветовали их «спрятать»

Много лет спустя, Борис напишет: «В моём «Избранном» (издательство «Европа», Москва 2007г, есть убийственная ремарка. Пока я отбывал в местах отдалённых, мою избушку в Ботаническом саду (где я был именно садовником, а зимой ещё и кочегаром) сожгли дотла
и саму усадьбу распахали. Где жить?»

И вот по доносу в 1982 году его арестовали, а в апреле 1983 года Человека, рождённого в городе Свободном, чтобы стать писателем, осудили на пять лет лишения свободы.
Каково?

В стране «закручивались идеологические гайки» и устанавливался жестокий «андроповский режим».

Четыре с половиной года Борис Иванович вынужден был нарушать этот режим чтением вслух вольнолюбивых стихотворений Пушкина, за каждое чтение получая 10 суток штрафного изолятора.

Хорошо, что вмешались правозащитники и сократили на полгода срок несправедливого приговора.

Но Иркутск, к сожалению, не принял в свои культурные объятия опального литератора.

К счастью, это сделал старинный город Ярославль…
Где Борис стал издавать литературную газету «Очарованный странник»…
Где влюбился с первого взгляда в красавицу Майю, которая подарила ему сына Митю…

И Борис воспарил.

О, старинный Ярославль!
О, великая Волга!
О, незабвенный друг мой, ставший мне старшим братом, Борис!

Это ты силой воли своей заставил меня с берегов кандального Енисея приехать и прикоснуться к вольным Волжским волнам…

Это ты опубликовал мои лучшие стихи в своей газете…

Это ты, будучи Сопредседателем Союза российских писателей, сделал меня руководителем поэтического семинара и участником Съезда, на котором мы приняли в СП целую плеяду талантливых прозаиков и поэтов, которых чиновники ранее не пускали в СП СССР.

Это ты, как настоящий Учитель, наставлял меня на путь истинный в письмах своих и потом, когда переехал с Майей и Митей в Благовещенск, поближе к Свободному, поддерживал публикациями в новой литературной газете «Русский берег».

А потом подарил мне свой Двухтомник, прочитав который, я понял, почему ты был на «ты» с Солженицыным и с Астафьевым.

Спасибо, что в Красноярске остался твой излучающий свет образ на снимках, которые вызывают у меня теперь трепет душевный.

Помню, преодолевая уже многочисленные недуги, посетил ты места наши сибирские в последний раз, чтобы отправиться по Енисею дальше, в Туруханск, где когда-то в ссылке томился, не избежавший общей трагической участи всей страны, твой отец…

Спасибо, что ворвался ты в судьбу мою и заставил посмотреть на «окружающую меня действительность» твоими глазами…

Сегодня, год назад, ушёл ты, настрадавшись вдоволь на этой земле, доказывая, что силой правдивого слова можно в пределах отпущенного тебе Создателем срока, повернуть течение времени в лучшую сторону.

И ты доказал это.
Николай Ерёмин г Красноярск
На снимке: Борис Черных, Виктор Астафьев, Николай Еремин
Tags: Борис Черных, Виктор Астафьев, Журнал "Флорида", Николай Еремин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments