Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Category:

Новые книги наших авторов. Владимир Делба.

Дотошный читатель, может, конечно, придраться к заголовку, потому что на сайте журнала «Флорида» в разделе «Авторы» имени Владимира Делбы нет. Да, в журнале Владимир пока не публиковался, зато в «Бесплатной газете» - уже. А поскольку БГ – приложение к «Флориде», мы можем считать Владимира Делбу нашим автором. И книгу «Сухумский стереоскоп», которую он прислал нам в подарок, - книгой нашего автора.

Владимир живет в Москве, но душой «наш человек» - южанин. Между прочим, он – уже второй выходец Сухума/Сухуми, нашедший на наших страницах приют. Первым, если помните, был и остается Руслан Тарба. Таким образом Сухуми/Сухум(признаться, не очень знаю, как теперь правильно именовать столицу Абхазии) становится вполне себе литературным городом. Из Сочи – ни одного, из Краснодара, Ставрополя, Ростова и Майкопа – ни единого писателя. А тут – сразу два!
Ну, а как же, скажете вы, Фазиль Абдулыч, наш любимый Искандер? А так, отвечу я, Фазиль Абдулыч не про Сухуми или даже Сухум писал, а про Мухус. Ну, как Маркес про Макондо, Фолкнер про Джефферсон округа Йокнапатофа, а Грин про Зурбаган. Да и главный герой у Искандера – не городской житель, а вполне себе сельский дядюшка Сандро из Чегема.
Владимир Делба городской житель, и все его истории живьем взяты с сухумских улиц. Думаю, в ближайшее время вы сможете познакомиться с сухумцами, какими их увидел и запомнил Владимир Делба, в журнале. А пока давайте поздравим его с первой книгой, которая совсем даже не блин, а вполне удачно, со вкусом и не без юмора написана и оформлена. И познакомим вас с рассказом, опубликованным в «Бесплатной газете».


Владимир Делба
КРАСНЫЙ ДЕНЬ КАЛЕНДАРЯ
Из цикла «Сухумские улицы»

В тот праздничный день с утра зарядил мелкий, противный дождь, воздух был сырым, липким и непривычно холодным. После обязательной «демонстрации трудящихся» улицы моментально опустели, праздник ушел в дома, в жарко натопленные комнаты, к накрытым столам.
После обеда родители ушли отдыхать к себе, я же, настроив старенький «Телефункен» на турецкую музыкальную передачу, взял книжку и удобно устроился в кресле, у окна.
Сквозь слегка запотевшее стекло просматривалась часть поднимающейся в гору улицы, мощеной булыжником. Улица была пуста.
Из приемника, сквозь неспокойный эфир, негромкими синкопами прорывалась незнакомая джазовая мелодия, на страницах книги отважные британские корсары брали на абордаж корабли коварных испанцев, сражались на шпагах и получали в награду плененных волооких красавиц и сундуки с золотыми пиастрами и дублонами.
Из этой романтической неги меня, к моему неудовольствию, вернуло в реальность увиденное боковым зрением некое изменение в статичной картинке за окном. Вниз по улице шла… нет, слово «шла» не подходит, двигалась, передвигалась, перемещалась необычная, живописная пара странного облика. Мужчина и женщина, средних лет, крепко держались друг за дружку и казались слипшимися в одно целое. Они были мертвецки пьяны.
На даме оранжевый плащ, кепка в сине-желтую шотландку и белые китайские кеды. Ее кавалер одет в расшитую косоворотку навыпуск, воинские штаны-галифе и кирзовые сапоги. Подпоясана его рубаха была позолоченным шнуром от знамени, причем оба ее болтающихся впереди конца были с массивными декоративными кистями. В свободной руке женщина держала, на удивление ровно, длинное древко с промокшим красным флагом. Судя по всему, именно оно совсем недавно было украшено тем самым декоративным шнуром, который теперь служил поясом у ее кавалера.
Глаза у парочки были закрыты, и что за навигатор вел их в тот праздничный день по горбатой улочке, так и осталось загадкой для потомков. Алгоритм же их перемещения был, казалось, четко рассчитан и запрограммирован.
Выглядело это так: быстрым шагом, даже не покачиваясь, слипшийся «тандем» двигался по тротуару, параллельно бордюру. Затем, он неожиданно замирал, невидимый режиссер разворачивал парочку и резко бросал спинами на ближайшее строение. Спины непонятным образом пружинили, и героев нашего сюжета переносило через улицу, наискосок, на противоположный тротуар, где все действия повторялись, как по шаблону, только в зеркальном отражении.
Но через несколько таких пересечений, когда парочка как раз находилась напротив моих окон, в программе произошел сбой, что-то вмешалось извне. И это был банальный физиологический позыв. Мозг мужчины получил сигнал от переполненного мочевого пузыря. И сигнал этот, судя по активной работе лицевых мышц, был подан в критический момент. Наш герой, стоя лицом к улице, не открывая глаз, попробовал расстегнуть ширинку одной рукой, но запутался в косоворотке. Тогда он с трудом отцепил от подруги вторую руку и тут же пустил ее в дело.
Несколько секунд женщина стояла ровно и уверенно, как ранее в связке, затем произошло смещении центров тяжести, и тело женщины, как толстая фанера, не сгибаясь, плашмя улеглось на тротуар. Флаг же, в падении, развернулся и аккуратно укрыл, как бывает только в кино, красным кумачом распростертое тело.
А теперь постарайтесь представить эту картинку воочию. Праздник Октябрьской революции. На пустынной улице, под красным знаменем лежит тело, возможно, героя-революционера, убитого подло врагами, а рядом над телом клянется отомстить товарищ по борьбе, в косоворотке, со страдающим лицом и сцепленными в муке натруженными руками пролетария!
На самом деле мужчина, не открывая глаз, все также вел неравный бой, но уже двумя руками, с деталями своей одежды, укрытыми лихой косовороткой. А страдающее выражение его лица обозначало, что силы организма на исходе и возможен конфуз.
Развивался этот драматический сценарий в деталях и подробностях на моих глазах. Я, естественно, переживал за героя, но помочь ему был не в состоянии.
Но вот, о, радость, у того в конце концов получилось! Руки, очевидно, справились с одеждой, извлекли наружу то, что следовало извлечь, и ПРОЦЕСС ПОШЕЛ! Глядя на лицо мужчины, можно было поверить великому Фрейду, который, как говорят, ставил удовольствие от вовремя отправляемых физиологических потребностей человека даже выше сексуального. Лицо же нашего героя сияло, причем уровень восторга и удовольствия повышался постепенно, по нарастающей, и скоро достиг состояния неземного блаженства.
Взгляд мой, как беспристрастный объектив камеры, фиксирующей все детали, переместился ниже пояса мужчины. Крепко, но бережно, я бы даже сказал, с некоторой элегантностью, наш опорожняющийся герой сжимал обеими руками... ЗОЛОЧЕНУЮ КИСТЬ, висящую на его поясе, перемещая ее медленно из стороны в сторону, как будто направляя подальше от ног воображаемую струю!
А дождь все шел и шел, мелкий, осенний, противный…
Tags: Абхазия, Владимир Делба, Сухуми
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments