December 12th, 2016

logo

Журнал "Флорида" - декабрь - 12(192) -2016г. Кому Дунин, а кому Марцинкявичус

Кому Дунин, а кому МарцинкявичусСлучайный фотограф, гуляя по улицам и площадям Мадрида, узнал в этом красивом седовласом мужчине известного майамского поэта, нашего давнего автора Юрия Левина. В другом персонаже случайный фотограф узнал испанского поэта Федерико Гарсиа Лорку, чьи стихи, мы тоже печатали. Случайный прохожий сделал неслучайный снимок, а фотоизображение двух поэтов – живого и бронзового – прислал нам.

Спасибо, фотограф! И хоть имя твое неизвестно, подвиг твой наверняка отзовется в благодарных сердцах тысяч читателей «Флориды».

Человеческая память устроена сложно, но вот этот снимок двух поэтов напомнил вдруг давнюю историю, рассказанную веселым литовским пареньком по имени Стас. Дело происходило в 80-90-е годы прошлого столетия. Паренек, живший тогда в рабочей слободке на окраине Вильнюса, не имел постоянной работы, но любил прекрасное. Особенно если это прекрасное было изготовлено из бронзы. Вместе с двумя друзьями на закрытом грузовике наш герой колесил по просторам близких к Литве братских республик и собирал красивые и не очень, но непременно – бронзовые памятники. Так однажды вильнюсские «романтики с больший дороги», уж и не вспомнить, в Бобруйске или в Могилеве нарвались на бронзовую скульптуру, изображающую драматурга Винсента Дунина-Марцинкевича.

«Белорусский ментяра, которому я заплатил, чтобы он перекрыл ночью площадь, пока мы будем снимать классика с пьедестала, сначала малость выкобенивался, набивал цену, мол, это ж наша святыня, плати больше, – вспоминал Стас. – Но я ему сказал: «Этот Дунин такой же ваш, как и наш. В Вильнюсе он учился на медика, так что, скорее всего, никакой не Марцинкевич, а Марцинкявичус». Почему-то этот довод убедил мента. Площадь перекрыли, мы подогнали подьeмный кран и, как сказал другой поэт, «памятник низвергли с пьедестала»: перекинули бронзового Винсента в грузовик. А потом доставили на историческую родину в Вильнюс».

Не знаю, правдива ли эта история или всего лишь богатая фантазия юного афериста. Но если продолжить ее, почему бы не предположить, что мемориальная доска, установленная в 2012 году в Вильнюсском университете, где преподавал литовский поэт Юстинас Марцинкявичус, не была изготовлена из той самой бронзы, из которой был изваян Винцент Дунин-Марцинкевич?

Как сказал майамский поэт Юрий Левин: «Всё ушло, всё канулов в Лету, только нам ли жалеть о том? Бродит ветер по белу свету, носит песню из дома в дом».

И что, кроме поэзии, связывает столь разных и совсем не похожих друг на друга Федерико Гарсиа Лорку и Юрия Левина, Винцента Дунина-Марцинкевича и Юстинаса Марцикявичуса? Может быть, еще вот эти слова, написанные много лет назад Лоркой, но все так же актуальные сегодня?

«Я испанец до мозга костей и не мог бы жить в каком-нибудь другом месте земного шара, но мне ненавистен всякий, кто считает себя выше других по одному тому, что он испанец. Я не верю в политические разделения. Я брат всем людям, и мне отвратителен тот, кто, вслепую любя родину, готов принести себя на алтарь пустых националистических идеалов. Добрый китаец мне ближе злого испанца. Испания живет в глубинах моего сердца, я ее поэт, но прежде того я гражданин мира и брат всем людям».
Журнал "Флорида" декабрь 12(192) - 2016.
Рубрика «Флорида и флоридцы»

Выпуск 38.
Все тексты на сайте журнала http://www.florida-rus.com