August 16th, 2016

logo

Карибское путешествие. Тринидад и Тобаго.

Тринидад и ТобагоКак-то аспирантка МГУ брала у меня по скайпу интервью. Интересовалась журналом. В конце она вдруг спросила: «Если бы у вас были неограниченные возможности, о чем бы вы мечтали?»
Я тогда, помнится, отшутился, что все, о чем может мечтать журналист, у меня есть.
Но как-то ночью, читая роман Найпола «Средний путь. Карибское путешествие», понял, о чем еще можно мечтать. Купить большой катамаран, и отправиться в путешествие по Карибскому морю.
Останавливаться в маленьких островных государствах или на рифах, жить той жизнью, какой живут островитяне и писать в журнал «Флорида-RUS» большие подробные очерки со множеством ярких цветных фотографий.
Но коль скоро пока еще у нас нет большого катамарана, да и редакционные дела заставляют оставаться в Майами, я решил отправиться в путешествие по островам Карибского бассейна с помощью книг и очерков самих островитян.
И начнем мы наше путешествие с отрывка из книги лауреата Нобелевской премии Видиадхара Найпола «Средний путь. Карибское путешествие» об островном государстве Тринидад и Тобаго.
Пожалуй, если мы и рубрику назовем «Карибское путешествие», не сильно ошибемся. Ведь в нашем регионе более 40 стран. И если каждый месяц рассказывать об одном из них, на три с лишним года хватит.
Так что – отправляемся. Счастливого путешествия, дорогие читатели!

Александр Росин

Тринидад и Тобаго

Тринидад и ТобагоМне теперь(после долгой разлуки с островом – ред.) казалось, что я впервые вижу этот пейзаж. Я ненавидел солнце и отсутствие смены сезонов. Я считал, что в нашей зелени нет разнообразия, и никогда не мог понять, почему слово «тропический» многим кажется романтичным, а теперь не мог отойти от кокосового дерева, самого избитого штампа Карибов. Я обнаружил то, что знает любой ребенок в Тринидаде: если встать под деревом и посмотреть вверх, то образующие конус хромовые ребра ветвей похожи на спицы совершенно круглого колеса. А я уже и позабыл о величине всех этих листьев и разнообразии их форм: пальчатые листья хлебного дерева, сердцевидные листья дикой таннии, изогнутые, узкие, как лезвия, листья банановых пальм, почти прозрачные на солнце. Ехать мимо кокосовой плантации — значит следить, как серо-белые тонкие изогнутые стволы быстро мелькают в зеленом сумраке.
Я никогда не любил полей сахарного тростника. Плоские, душные, без деревьев, они символизировали все, что я ненавидел в тропиках и Вест-Индии. «Сахарный тростник горек» — название рассказа Сэмюеля Селвона, и оно может служить эпиграфом к истории Карибов. Это страшное растение, высокое, похожее на траву, с грубыми, бритвенно-острыми листьями. Я знал, что оно — основа экономики, но я предпочитал тень и деревья. Теперь же на неровной земле центрального и южного Тринидада я увидел, что даже сахарный тростник может быть прекрасен. На равнинах, перед сбором урожая, едешь через сахарный тростник — и по бокам встают две высокие травяные стены, а на холмах можно посмотреть вниз и увидеть склоны, покрытые высокими растениями, точно стрелами: их голубовато-стальное оперение колышется над серо-зеленым ковром — серо-зеленым, потому что каждый длинный лист закручивается, обнажая более бледную подкладку.
Тринидад и ТобагоЛеса кокосовых пальм — другое дело. Они были как леса в волшебных сказках, темные, тенистые и прохладные. Грозди кокосов, висящие на коротких толстых черенках, походили на восковые фрукты, блистающие яркими цветами — зеленый, и желтый, и красный, и малиновый, и пурпур. Однажды вечером, когда я ехал в Таману, эти поля оказались затоплены. Черные стволы низкорослых деревьев торчали из мутной желтой воды, булькающей в темноте.
После каждого путешествия я возвращался в Порт-оф-Спейн мимо Шанти-Тауна, мангрового болота, оранжевого дыма горящих мусорных куч, выжидающих воронов, — и все это на фоне заката, обагрявшего стеклянистую воду залива.
Каждый должен сам учиться видеть тропики Вест-Индии. Здешний ландшафт так никогда и не был описан, а отправиться в выставочный зал Тринидадского общества искусств — лишь убедиться, как мало в этом отношении могут помочь местные художники. Вклад экспатриантов — несколько акварелей, а тринидадцев — местный колорит в ассортименте. Одна картина называется «Тропический фрукт» — такое название имело бы какой-то смысл разве что в зоне умеренного климата. Другая носит свежее название «Туземная хижина». Здесь изображены стандартные живописные туземцы в своих живописных костюмах, какими их представляют себе туристы — на туристов, собственно, и рассчитана вся туземная живопись. Морские виды написаны мазками, положенными прямо из тюбика на холст, без всяких попыток найти на палитре оттенки, передающие глубину небес, сияние лучей, потусторонность тропических красок. Самые одаренные художники перестали писать пейзажи: перед искусом живописности пальмовых листьев трудно устоять. В искусстве, как и почти во всем остальном, Тринидад одним шагом махнул от примитивизма к модернизму.
Видиадхар Найпол


Справка: Респу́блика Тринида́д и Тоба́го — островное государство в южной части Карибского моря, недалеко от побережья Венесуэлы. Оно состоит из двух крупных островов — Тринидад и Тобаго, а также большого количества мелких островов. Страна расположена в 10,6 километра (7 милях) к северу от Венесуэлы и немного южнее Гренады, население – 1 328 019 человек.

Августовский(188) - 2016г номер журнала "Флорида- RUS".
Полностью тексты этого и других номеров журнала вы можете прочитать на сайте журнала http://www.florida-rus.com

logo

Приложение к журналу "Флорида" Ежемесячник "Парус - FL" , С натуралистом по Флориде


Галина Эйснер-Негрук, Вестон.
Лауреат премии журнала «Флорида

Голубая курица
  С озера ночью донеслось громкое аханье и крики болотной курочки, возможно, кто-то ее побеспокоил. Во Флориде обитает четыре вида водяных курочек. Одна из них - камышница - черная с белыми перьями на крыльях и под хвостом. У нее ярко-красная кожистая бляшка на лбу и желтые лапы.
Питаются камышницы растениями и мелкими животными. Удивительно, что болотные курочки - птицы перелетные, они летят ночью и могут пролететь около 2000 км. В сезон размножения камышницы свирепо отстаивают свою территорию. Чтобы запугать противника равного размера, камышницы опускают голову и растопыривают крылья. В споре с более крупными утками камышница вытягивается бутылочкой и пихает противника лапами.
Даме надо сперва понравиться, самец веером раскрывает свой небольшой хвост и преподносит что-нибудь вкусненькое. Пара вьет гнездо рядом с водой или на плавучих растениях. Они откладывают 8 - 10 яиц. Появляются птенцы черные и пушистые на непропорционально больших лапах. На следующий день они покидают гнездо. На крыльях у них специальные крючки, позволяющие забираться обратно. Птенцы в случае опасности умеют нырять и плыть под водой. Месяца два родители их кормят, а потом снова откладывают яйца, и первенцы помогают выкармливать младших. Правда, они не всегда так усердны, как папа с мамой - подростковый возраст, что поделать. Бывает, маленький пищит и бежит за старшим, который и не думает с ним едой делиться.

  Лысухи черные с белой бляшкой на лбу. На пальцах у них складные плавательные лопасти. Лысухи хорошо ныряют, чтобы взлететь, для разгона бегут по воде. Иногда они собираются в огромные стаи. Говорят "Без греха века не проживешь". Лысухи, как кукушки, часто подбрасывают яйца в гнезда соседних лысух или птиц других видов. Тот, кто сам провинился, за другими строже следит. "На грех и курица свистнет" гласит поговорка, но лысухи не свистят, а хорошо умеют пересчитывать отложенные яйца. Родители прекрасно узнают родных птенцов. А как их отличить от чужаков? Все, вроде, совершенно одинаковые. Оказалось, лысухи четко запоминают, как выглядит самый первый вылупившийся в этом сезоне цыпленок, обычно это свой, и сравнивают с ним всех последующих. Если вначале появляется подкидыш, родители потом собственных отвергают. Не в этом ли заключается секрет кукушонка, который опережает других птенцов? Сказочник Ганс Христиан Андерсен правильно описал поведение птиц. Как ненавидели Гадкого Утенка, который вышел из яйца гораздо позже своих братьев и сестер. Успел бы перед другими, им бы гордились, и сказка оказалась бы не о том.


  От черного до сияющего синего - один шаг. В перьях над черным фоном расположены светопреломляющие структуры, и птица выглядит сине-лазоревой. Такие болотные курочки живут во Флориде и именуются султанская курица или султанка. На других языках их называют курочками султанши, у маори это птицы самого вождя. Плиний Старший писал, что султанок как аристократическую птицу римляне держали в богатых домах. Султанка изображена на фреске в Помпеях. В Эверглейдз можно увидеть малых султанок. Они ловко бегают по листьям кувшинок и водяных лилий. В конце 1980-х годов в Пемброк Пайнз, вероятно, кому-то подумалось: "Если б я был султан, я б имел..." султанок, и в Южную Флориду завезли каспийских султанок, тех самых, которыми владели и римляне и султаны и султанши. Каспийские султанки с сероватой головой крупнее малых султанок. В США местных птиц держать дома нельзя, это нарушение закона с последующим обвинением в уголовном преступлении. В начале 1990-х налетел ураган, и около сотни каспийских султанок унесло в Эверглейдз. Они расселились уже до озера Окичоби. Теперь во Флориде сосуществуют два разных вида красавиц султанок.


  Семейная жизнь султанок складывается по-разному. Почему-то на западе преобладают моногамные пары, он и она, а на востоке наблюдается склонность к кооперативному размножению, когда объединяются несколько самцов и самок, образуя коммуну. При этом одна самка доминантная, главнее остальных, она же откладывает больше яиц. В таких семьях важно, чтобы яйца откладывались одновременно. Сперва один самец символически приносит веточку, и тут все начинают спариваться со всеми. Самцы строят несколько гнезд и защищают территорию. Вначале они делают пробное гнездо, за год строительные навыки подзабываются, но затем качество конструкций неуклонно растет. Насиживают яйца султанки по очереди. Для смены караула существует пароль. Заступающий на насиживание приносит сменяемому листик. Молодые птицы до трех лет помогают взрослым кормить птенцов, стройматериал подносят, а сидеть на яйцах им не доверяют. Султанки все время оживленно друг с другом переговариваются.
Водяные курочки в мифологии активно содействуют богам или героям. Лысуха принесла Творцу землю со дна океана, из нее сушу и сделали. В те времена, по-видимому, тоже случилось глобальное потепление, и герой маори сражался с жарким солнцем. Только султанка не побоялась помочь воину и принесла ему воды, так что светило он усмирил, а в благодарность всего-то и дал султанке длинные ноги с широко расставленными пальцами, чтобы она могла хорошо бегать по болотам.
Фото автора.