May 11th, 2015

logo

Журнал "Флорида" - май 05(173) -2015г. Два клоуна в одном фаэтоне.

Из серии «Флоридцы о себе». Вилен Меликджанян.

Два клоуна в одном фаэтонеПосле успешных гастролей Армянского циркового коллектива в московском цирке на Цветном бульваре и триумфального дебюта Леонида Енгибарова на столичной арене, нас отправили в первую зарубежную поездку.
И это было в 1961 году. Гагарин полетел в ближний космос, а мы поехали в недалекую Польшу. Был я тогда акробатом-прыгуном и, одновременно, добровольным ассистентом у моего друга – клоуна-триумфатора Леонида Енгибарова.
По окончании заключительного представления в Кракове, пока мы паковали наш цирковой скарб, наступила ночь. Все общедоступные столовые уже закрыты. В те давние времена наши артисты в зарубежную поездку заблаговременно запасались продуктами питания: банки тушёнок, сгущенное молоко, сухая колбаса, рыбные консервы, сухарики…, чтобы сэкономить свои скудные суточные для покупки дефицитных заграничных «шмоток». Но, увы, мы с Леней, не были такими благоразумными и практичными. В отличие от других, мы питались по столовым, буфетам, растранжирив пOтом заработанные польские злотые.
- Что будем делать, старик?- обратился ко мне Леня. – Не есть же нам на ужин клоунские башмаки.
- Что ты предлагаешь? – вопросом ответил я на вопрос.
- Попроси у Людмилы Александровны, чтобы разрешила нам, в порядке исключения, пойти в ночной бар.
- Почему- я? – взбунтовался я.
- Потому что к тебе, тихоня, она почему-то благосклонна. А мне, увы, мадам не доверяет.
Дело в том, что по установленному порядку, каждый день в двенадцать часов ночи, начальством назначенное лицо делал проверочный обход по комнатам и докладывал руководителю поездки Людмиле Александровне о наличии артистов на своих положенных местах. В общем, это был своего рода комендантский час.
Подавив в себе прирожденную робость я, наконец, как мог объяснил ей нашу ситуацию.
- Ладно, – на мое удивление, согласилась она. – Вы идите в гостиницу и ложитесь в постель. После обхода, как можно незаметнее, уходите. Чтоб никто не видел! Но учти, ты отвечаешь головой за Леонида.
Так мы оказались в клубе под экзотичным названием Циганьеро. Ночная жизнь уже была в полном разгаре. Звучала оглушительно громкая, диковинная тогда для нас, электронная музыка. На сцене под импульсами ослепительного света и черной темноты, танцевали почти оголенные красотки. Вот она, свобода! Вот он, запретный плод! Наслаждайся!
Совсем охмелев от этого заманчивого зрелища, а еще больше от выпитой водки, я потерял бдительность. Леню узнавали и тащили к себе разные компании. А мне уже было все равно…
- Проснись, старик, уже полдень. Пойдем, позавтракаем, – услышал я голос Лени как будто из глубокой бочки.
Я открыл глаза и в ужасе схватился двумя руками за кровать, которая почему-то висела на потолке, а пол был подо мною далеко внизу. Голова невыносимо кружилась.
- Какой там завтрак, меня мутит…
Леня заставил меня встать и повел меня в шумную рабоче-крестьянскую столовую, где дым стоял коромыслом. Мне стало хуже. Он заказал две порции жареной гусятины с варенной картошкой и две большие кружки пива. Мне стало еще хуже.
- Ты просто пригуби, хоть один раз.
Я с отвращением глотнул тошнотворное пиво. Разговорились. Еще пригубил. И еще. И еще… Не заметил, как с аппетитом опустошил тарелку, а потом и кружку. Мы болтали, смеялись. Я чувствовал себя в какой-то приятной невесомости.
Затем, наняли фаэтон с колоритным кучером, катались по улицам старинного, романтичного Кракова. Под ритмичный цокот лошадиных копыт, декламировали стихи и щедро бросали горстки разменных монет преследующим нас детишкам.
Вот такими и запечатлел нас неизвестный уличный фотограф 54 года назад…