March 12th, 2015

logo

Журнал "Флорида' - 03(171) -2015г. Флорида и флоридцы. Воспоминания о клоуне Мусине.

Финальая шутка

Из серии «Флоридцы о себе». Вилен Меликджанян.

Финальная шуткаВ те годы, когда я начинал свою клоунскую карьеру, гастроли за рубежом, тем более, в капиталистической стране, были показателем твоего успеха. Поэтому после поездки в Швейцарию мне казалось, что теперь море мне по колено, а я – пуп земли. Ну, ладно, не земли, так манежа. Поэтому, не удивился, что в первый же день, когда приехал на работу в летний цирк города Херсона, меня окружили артисты.
Я уселся на деревянный пожарный ящик с песком и стал делиться с коллегами свежими впечатлениями о жизни «за бугром». Вначале и не заметил, как к нашей компании подошёл застенчивый, уже пожилой на вид человечек. Он, умоляюще соединив свои ладони, обратился ко мне с просьбой:
- Здравствуй, Микоянчик! Если ты не будешь возражать, то в первом отделении я бы сделал всего лишь, ну, парочку реприз. Мне просто надо получать зарплату. Как ты на это смотришь?
Потрясенный, я вскочил на ноги. Передо мной стоял легендарный клоун Костантин Мусин! Дядя Костя! Я его знал лишь по фотографиям, по рассказам артистов старшего поколения и, особенно, по рассказам столь же талантливого, как Мусин, клоуна Леонида Енгибарова. Леня просто обожал Мусина, а дядя Костя называл Енгибарова сыном. А вот почему он меня окрестил Микоянчиком, до сих пор не знаю.
- Да вы что, дядя Костя, это ВЫ разрешите мне сделать хотя бы одну репризу! – ошарашенный от неожиданности, выпалил я. Его обезоруживающая простота и скромность буквально поразили меня. Мне стало ужасно неловко перед ним и перед самим собой. Так началось наше необыкновенное знакомство. А дальше… А дальше мы просто подружились.
Каждый вечер через щель в занавесе я смотрел на волшебство мастера. Кроме крошечного концертино, он не пользовался никаким традиционным клоунским реквизитом. Его партнерами были шляпа, тросточка, стул, метелка, в общем, то, что попадало по ходу под руку. Невероятная мимика, выразительность жестов, мягкая, добрая манера поведения и необузданная импровизация пленяли зрителей. Они безудержно хохотали. Я смотрел на Мусина с восхищением и одновременно с грустью: я так не умею. И никогда не смогу!
После представления, когда я второпях снимал с лица уже потекший грим, он, как ритуал, подходил к открытой двери моего вагончика и произносил свою кодовую фразу:
- Микоянчик, пора принять по пять капелек.
И мы шли в его уютный вагончик, где он жил со своей заботливой женой и умницей собачкой, не спеша пили белое вино; я перелистывал его уникальные альбомы с фотографиями, на которых цирковые номера были перемешаны с изображениями кремлевских вождей тридцатых годов, и слушал серьезные и иронические рассказы и прибаутки старого клоуна.
По выходным, с самого утрам, мы бродили по осеннему парку. Под ногами шуршали золотистые листья, хрустели упавшие сухие веточки. Вдруг Мусин поднимал с земли одну из них и умиленно изучал ее.
- Смотри, Микоянчик, это же танцующая Шива! Какие выразительные руки! А вот это директор нашего цирка…
Я смотрел, тщетно пытаясь разглядеть в сухой коряге Шиву или нашего колоритного директора. Я поражался, откуда у этого, почти неграмотного человека, такой прирожденный тонкий художественный вкус, интеллект, такая неисчерпаемая фантазия?
Порядком замерзшие, чтобы погреться, мы заходили в ближайший овощной магазин, где в больших, конусообразных стеклянных емкостях продавалось дешевое яблочное вино. Пока желтоватая жидкость тонкой струей нескончаемо долго текла в наши граненные стаканы, нас окружали шумные, смешливые продавщицы. Дядя Костя, из только-что задумчивого, утонченного художника-эстета мгновенно преображался в уличного скомороха. Уморительные гримасы, на ходу импровизированные шутки-прибаутки, остроумные анекдоты доводили магазинных хохотушек до истерики. А я, незаметно отстранившись в сторону, медленно смаковал кислое вино и пытался понять увиденное. Откуда? Как? Как это возможно?!
Эти незабываемые дни оставили неизгладимый след в моей памяти. И даже Херсон, который сначала показался мне провинциальным городишкой, в дальнейших моих воспоминаниях казался замечательным городом-университетом, где я получил бесценное образование.

Наши гастроли вскоре закончились. Мы разъехались по разным городам. Я больше никогда не видел старого клоуна Константина Мусина. Слышал,что он потом вышел на пенсию, уехал в свой родной город Ташкент, где, наконец, получил долгожданное жилище. Круг замкнулся. Его путь в искусство начался и завершился в Ташкенте. Позже я узнал, что он умер. Говорят, его нашли мертвым на ступенях лестницы ташкентского цирка… И по иронии судьбы, похоронили некоронованного короля смеха первого апреля…