January 28th, 2015

logo

По страницам журнала «Флорида» - 07(103) – 2009г.

Павел Северинец, Витебск – Минск.
фотография Александр Росин.

БЕЛОРУССКИЕ ЛИЧНОСТИ

Понимаешь, Беларусь – это нечто очень личное. Не просто особенное – личное. Потому что Беларусь – страна личностей.
И ты сам, и твоя нация, и всё человечество – прежде всего личности. Необыкновенные, уникальные, и при этом похожие. Потому что, как каждая личность, ты – образ и подобие Божие. Как и каждая личность, ты – носитель уникальной миссии в этом мире. Как и каждая личность, ты – и клеточка своей нации, и микрокосм всего человечества.
Как там говаривают в голливудских фильмах? «Ничего личного?»
В Беларуси всё лично!
«Это личное» - скажут тебе белорусы и о языке, и о любви к Родине, и о вере в Бога.
Личное – ибо каждый из нас познакомился с Беларусью через какую-то личность – историческую или современную, незнакомую или родную, поэтическую или политическую.
Личное – ибо в Беларуси национальная идея не стала массовой. Национальная элита и до сего дня не единый организм, а, скорее, броуновское движение атомизированных личностей.
Личное – ибо в отличие от индивидуалистского Запада и коллективистского Востока Беларусь испокон веков воплощала гармоничное равновесие между единицей и сообществом, золотое, истинно христианское равновесие ПЕРСОНАЛИЗМА.
Отсюда и сила, и слабость Беларуси. И сотни гениев, и «моя хата с краю». И выдающиеся люди, и невыразительный народ. И сильная семейственность, и чахлая национальная солидарность.
Персонализм – не менее белорусское качество, чем терпеливость, радушие или, например, затаённая сила. В свою очередь белорусскость – гарантия целостности и ценности личности.
Беларусь – 10 миллионов таких личностей. Поэтому именно через личность проявляются и главные закономерности национальной идеи.
Те, с кем тебе предстоит встретиться на следующих страницах – прославленные, известнейшие национальные герои. Большинство из них – представляешь, большинство! – духовные вожди и мастера слова. Апостолы, проповедники, поэты…
Но это не пантеон кумиров и не сонм святых. Это – избранные образы нации. Галерея фамильных портретов. Наша родословная. Да, это люди – а, значит, слабые и грешные. Нынешняя Беларусь не только результат их величия, но и их слабости.
Понимаешь, человек был создан Богом идеальной личностью. Целостной, гениальной, счастливой. По образу и подобию своему. Но, имея полную свободу, человечество оставило Бога и выбрало грех. То, что мы наблюдаем сегодня вокруг – это многообразные результаты грехопадения. И для того, чтобы изменить мир, необходимо возрождение личности. Не в грязных улицах наши проблемы, а в грязных сердцах, нечистых помыслах. Переменить человека! –вот лозунг деятельной национальной идеи.
Знаешь, я шёл к этому сам. Спрашивал дорогу у людей, пытался определить путь по книгам, бывало, шёл куда глаза глядят.
Мне самому доводилось не раз копаться в генах и пересчитывать созвездия родинок, отыскивая пророческие коды в собственной родне – и, между прочим, выяснялись многие, не лишённые значения, обстоятельства. Чисто белорусский фокус по материнской линии, когда с одной стороны – поляки из-под Кракова, с другой – российские железнодорожники, а между ними – застенковая пинская шляхта нашанивских времён, чью фамилию удивительным образом можно встретить через столетие у историка Сагановича; глубокая семейная легенда, бесценная капелька крови из Палестины – крещёный еврей Янкель, от которого, говорят, прабабушка Настя переняла феноменальные математические способности, а её внучка, учительница Татьяна – тени сомнений в своей истинной славянскости; по отцу – отборные поколения местных потомственных бондарей; прадед Пётр, который с маузером в руках устанавливал советскую власть в деревне Унорица под Речицей, после чего его детей и внуков прозвали «декретами»; он, залёгший в конце жизни на печке, как за пулемётом, кричал ошалело своему старшему сыну, моему деду: «Пашка! Давай патроны, белые прут!..» -- как раз тому деду Павлу, который изучал в 30-е в школе белорусские стихи и сегодня, парализованный, в восемьдесят с «хвостиком» без запинки рассказывает и распевает их наизусть, одноногий с фронта, объясняет внукам, что всякая война есть просто убийство, а умники, вон, типа старшего сына Кости, навыдумывали лишь бы чего; вот, наконец, отец Кастусь, с юношеских лет филфака Белгосуниверситета знакомый едва ли не с половиной Союза писателей, журналист и поэт; и после всего этого, представьте себе, сын – в Молодом Фронте.
Мой собственный путь заключался в том, чтобы идти прямиком – и до конца. Представляешь, я уходил всё дальше – и не видел смысла ни в минувшем, ни в будущем. Углубляясь в себя, всё время попадал в тупик ужасной случайности жизни и страха неминуемой смерти. В тупике оказывалась моя судьба, в безнадежном тупике оказывалась моя Родина, и, как огромный тупик, представал передо мной весь мир. Но в этом лабиринте я всей душой чувствовал присутствие Кого-то, Кто знает выход. Я шёл на свет – и, наконец, встретил Его. Он Сам, понимаешь, Сам и есть Выход. Смысл. Истина.
В поисках смысла жизни я обрёл Бога.
Встретившись с Богом, я нашёл Беларусь.
Социологические опросы в Беларуси выявляют одно до боли знакомое обстоятельство: большинство белорусов готовы жить и даже умирать только ради своих близких. «Возлюби ближнего твоего» -- для белоруса означает «возлюби близкого».
Белорусский персонализм – глубинная основа для народной христианской демократии, базирующейся на правах личности и известной по американскому республиканскому электорату («Великое молчаливое большинство») и по избирателям народных партий Европы. Разница в одном: западная христианская демократия – уже на закате, белорусская – ещё на восходе.
Беларусь всечасно рождала личностей, способных перевернуть целые страны и континенты.
Личностей – звёзд. Личностей – лидеров.
Расположенная на перекрёстке главных европейских путей, где сошлись Восток и Запад, католичество и православие, вместилище огромной духовной силы и толерантности, эта великая маленькая Беларусь стала колыбелью для воспитания и российской, и польской, и европейской элиты… Главным меторождением личностей в Восточной Европе!
Белорусские личности воспитывались в горниле войн и страданий, огранялись в оккупациях и эмиграциях, обретали захватывающий блеск и всемирную известность – но всегда сохраняли ту прозрачность и духовную глубину, в которой безошибочно узнаёшь источник. Яркость света. Искренность сердца. Суть соли. Силу слова. Чистую белорусскость!
Потому что Беларусь рождала людей евангельского духа, гениальной мелодичности, великих изобретателей и политиков, вождей слова и дела.
Именно Беларусь дала Европе христианских просветителей – таких как Евфросинья Полоцкая, Кирилл Туровский, Клим Смолятич, Франциск Скорина, Мелетий Смотрицкий, Язэп Руцкий, Сильвестр Косов, первопечатник Англии Ян Литвин, митрополит Мельхиседек, епископ Богуш – Сестранцевич.
Белорусские гении основывали литературы целых народов, как Симеон Полоцкий, Адам Мицкевич, Фёдор Достоевский, Чеслав Милош. Утверждали эпохи музыкальной классики – как Глинка, Шостакович, Стравинский, Римский-Корсаков, Монюшко. Белорусские политики строили великие державы – как Альгерд и Витовт, Костюшко и Пилсудский, Станкевич и Шушкевич, Старовойтова и Чубайс, Шазар и Перес, Меир и Рабин. Белорусские общественные лидеры отстаивали свободу других народов – как Минейко, Адамович, Новодворская, Ковалёв.
Герои, рождённые Беларусью, дали человечеству космические корабли, как Казимир Семенович, Семён Косберг, Борис Кит, кибернетику, как Александр Малиновский и Нойберт Виннер, реактивные самолёты, как Павел Сухой, беспроводную связь, как Якуб Норкевич–Йодко, современную медиа-индустрию, как руководитель Радиокорпорации США и основатель цветного телевидения Давид Сарнов, мгновенный затвор фотоаппарата, как Сергей Юрковский, гелиобиологию и знаменитое Зеркало Чижевского, как Александр Чижевский, возродили иврит, как Иегуда Бен-Элиезер, и изобрели эсперанто, как Людвиг Заменгоф.
Беларусь – родина гениев искусства. Которые смотрели на мир духовно: Марк Шагал, Казимир Малевич, Василий Кандинский, Хаим Сутин, Алия Пашкевич, Фердинанд Рущиц, Владислав Стреминский, Витовт Белыницкий-Бируля, Наполеон Орда, Иван Хруцкий.
Именно уроженцы Беларуси с их миссионерским запалом открывали миру Центральную Азию, как Пржевальский и Грум-Гржимайло, Японию, как Иосиф Гашкевич, Арктику, как Отто Шмидт, Анды, как Игнат Дамейка, Сибирь и Дальний Восток, как Тамаш Зан и Ян Черский, всю планету, наконец, как долгие годы неизменный ведущий популярнейшей телепередачи «Клуб кинопутешественников» Юрий Сенкевич, и даже космос, как Пётр Климук, Владимир Ковалёнок и первая в мире женщина-космонавт Валентина Терешкова.
Белорусские корни у французского поэта Гийома Аполинера и польского беллетриста Франтишека Богомольца, американских актёров Кирка и Майкла Дугласов, суперзвезды НХЛ хоккеиста Уэйна Грецки и первой в мире женщины-профессора Софьи Ковалевской.
Ты не подсчитывал, сколько уроженцев Беларуси получили Нобелевские премии?
Генрих Сенкевич, литература – Польша, 1905 г.
Владислав Реймонт, литература – Польша, 1924 г.
Саймон Кузнец, экономика – США, 1971 г.
Лев Канторович, экономика – СССР, 1975 г.
Илья Пригожин, химия – Бельгия, 1977 г.
Менахем Бегин, премия мира – Израиль, 1978 г.
Чеслав Милош, литература – Польша – США, 1980 г.
Аарон Клуг, химия – США, 1982 г.
Ицхак Рабин, премия мира – Израиль, 1994 г.
Шимон Перес, премия мира – Израиль, 1994 г.
Жорес Алфёров, физика – Россия, 2000 г.
Вот оно, богатейшее месторождение личностей! Раскапываешь их происхождение, и видишь, насколько они белорусы!
Эта неистребимая белорусскость сквозит в песнях Владимира Высоцкого и рассказах Эдварда Радзинского, в стихах Владислава Сырокомли и в вокале Забейдо-Сумицкого, в культовой «Матрице» братьев Вачовских и в глазах прославленного окулиста Святослава Фёдорова, в гениальных типажах Иннокентия Смоктуновского, в блестящей сатире Виктора Шендеровича и антиутопиях Владимира Войновича, балладах Андрея Макаревича и концертах Мстислава Растроповича…
Именно Беларусь «раскрутила» таланты французского писателя Ромена Гари, российского музыканта Владимира Мулявина, поэтессы из рода Лермонтовых Натальи Арсеньевой, влиятельного иезуита Х1Х столетия Габриэля Грубера, пророка католичества и идеолога унии Петра Скарги и его визави, великого православного митрополита ХVII столетия Петра Могилы…
Здесь мы собрали лучших из них вместе. Впервые. Для тебя. Ты слышал о них, ты их знаешь теперь. Но тебе обязательно надо познакомиться с ними лично.
Тебя ждёт сама Беларусь в персональном облике.

Публикуется с сокращениями по согласованию с автором.

logo

По страницам журнала "Флорида" - 08(104) - 2009г. Фотокорреспондент Георгий Цагарели

Возвращение Гоги Цагарели
фотография Александр Росин.

Приятели-моряки любили шутить, что у хорошего капитана в каждом порту жена. Как говорится, не знаю, не был. Но вот то, что у хорошего журналиста в каждом, ну если не в порту, так в большом городе, должен быть «свой» фотокор, - это точно. Я был неплохим журналистом. И в разных регионах тогда еще «необьятной» страны у меня были такие постоянные фотографы, с которыми я часто работал и дружил. В Тюмени - вечно поддатый, весело-расхристанный и бородатый, точно поп-расстрига, Вася Кукушкин. В Баку –очень обстоятельный и страстно влюбленный в свой город Слава Мелкумов. В Ереване меня никому не отдавал доктор-анастезиолог и фотограф-любитель друг детства Левик Дердерян. В Беларуси, Украине и Прибалтике – Володька Кацапов, это он однажды вылез со своей камерой на середину взлетной полосы в Мачулищах и чуть не сорвал военные учения. Ну, а в Грузии – Гоги Цагарели.
С Гоги работалось легко. Он был всегда приветлив, точен, обязателен, хорошо образован, в общем отвечал тому понятию, которое мы некогда вкладывали в слово «интеллигент».
Зимой 93-го по каким-то уж не помню делам я оказался в Крыму. Случайно пересекся в Ялте с грузинскими киношниками. Пошли в ресторан, вспоминали общих знакомых. После перестройки, распада Союза, Гамсахурдии, войны в Абхазии многое изменилось, кто-то уехал, кто-то поменял профессию.... Я спросил про Цагарели. «Что? - удивились мои собеседники. - Ты ничего не знаешь?! Гоги погиб в Абхазии. Поехал туда снимать для Грузинформ войну и его застрелили. Грузинский был или абхазский снайпер, кто их там разберет. Да и какая теперь разница!».
Признаюсь, я очень долго приходил в себя. Когда вернулся домой, стал перебирать фотографии Гоги. Вот его снимки, сделанные в самом высокогорного селении Европы Ушгули.
А это наш ветолет лежит брюхом на снегу, приборы показывают: под днищем 7 метров снега.

фотография Александр Росин.
А здесь мы с экипажем этого же вертолета: командир – осетин, второй пилот – армянин, борт-механик – грузин... Отличные, совершенно бесстрашные ребята и классные летчики. Они работали там, где отказывались работать военные. Это февраль 87-го года, Сванетия, сход лавин. Потом они упали, но, к счастью, остались живы...
фотография Александр Росин.
В память о Гоги и нашей совместной работе, я сохранил снимки. Так они и ездили со мной много лет по странам и континентам. И здесь, в Майами, напоминают эти, теперь уж пожелтевшие фотографии, о том времени и о тех людях.
Недавно кто-то из кавказских гостей, разглядывая у меня дома снимки, поинтересовался, кто автор. Я назвал, сокрушенно добавив, что Цагарели погиб в 92-м в Абхазии. «Как погиб! – воскликнул мой гость. – Что за чушь!» - он подскочил к компьютеру и набрал www.tsagareli.ge . Это был персональный сайт живого и невредимого Георгия Цагарели. К счастью, слухи о его смерти оказались преждевременными. Я тут же связался с Гоги и на правах старой дружбы вытребовал написать несколько зарисовок к отобранным для публикации снимкам. Таким образом, для читателей «Флориды» Георгий впервые выступит еще и как пишущий, а не только снимающий журналист. Такое вот второе рождение. С чем я нас всех и, конечно, замечательного фотожурналиста Георгия Цагарели поздравляю.
Александр Росин, редактор.
P.S. Кстати, чтобы не вводить читателя в заблуждение, этот бородатый парень, что на снимке, я тогдашний. И не такой уж гигант, просто, на снежный холмик влез. А слева – тоже журналист, собкорр Грузинформ Боря Газаев.


Автопротрет. Тбилиси, 2009 г.

Я родился в Тбилиси, в 1947 году и до 32 лет не думал о том, что когда нибудь возьму в руки камеру и начну снимать.
Получив техническое образование, я несколько лет проработал проектировщиком и уже начал подумывать о серьёзной работе в области охраны окружающей среды, как у меня родился сын - первенец, которого я начал снимать старой советской зеркалкой.
После того, как меня перестала удовлетворять съёмка только моей семьи, я как-то сразу выбрал пресс-фотографию и последующие 25 лет занимался исключительно фотожурналистикой. И только три года тому назад я начал осознавать, что в мире существует не только пресс-фотография. Но я попрежнему считаю документальную фотографию элитарной. И я не люблю словосочетания "Художественная фотография", "Фотомастер", "Фотохудожник".
Любимая камера "Nikon F3", хотя снимаю и другими камерами, в том числе и цифровыми и форматными. Не так давно мне подарили кучу старых стеклянных фотопластинок 9х12, срок годности которых истёк лет 30 тому назад. Вот с ними я иногда и экспериментирую.
И еще я люблю снимать свой город. Впрочем, другие города я тоже люблю снимать.
Георгий Цагарели, Тбилиси