August 2nd, 2013

logo

Газета "Витебский курьер" устами К.Северинца о журнале "Флорида" и об "их человеке во Флориде"

logo Виттебский курьер
НАШ ЧЕЛОВЕК ВО ФЛОРИДЕ (эскиз к портрету)
Rossin-photo-2
• В начале семидесятых прошлого века в московском аэропорту Быково, возвращаясь с летних заработков из посёлка Ороёк, что на Колыме, в Магаданской области, я протянул в почтовое окошечко бланк телеграммы следующего содержания: «Графиня изменившимся лицом бежит пруду. Грузите апельсины бочками. Буду полдвенадцатого. Клямка».
• Поскольку на тот момент я не знал, где находится минский адресат, мой однокурсник и друг Саня Росин – легально ли квартирует на Воронянского, «зайцем» ли устроился в общежитие «четвёрку» на Парковой, – обозначил на почтовом отправлении координаты филфака Белгосуниверситета на Красноармейской, 6. Тем самым как бы скромно намекая, что знаком с русской литературой не понаслышке. В частности, с «Золотым телёнком» Ильфа с Петровым.
• – Это зашифрованный текст! – вернула неулыбчивая москвичка мою невинную шутку. Но полновесный советский червонец сверх положенной оплаты моментально в пух и прах развеял её конспирологические терзания.
• Зато Сане оказалось не до шуток. Бдительный вахтёр передал телеграмму замдекана Анатолию Семёновичу.
• КГБэшник в отставке, любивший называть студентов по имени-отчеству, призвал моего друга пред светлы очи и без обиняков задал два вопроса:
• – Ты на какую разведку работаешь, Александр Маркович? Ответишь мне здесь или – сразу в «Американку»?
• В шалапутно-шебутной юности многого не знаешь. А теперь, как представлю, что Саню отправляют во внутреннюю тюрьму КГБ, ставят на «растяжку», охаживают дубинкой и заставляют бегом выносить парашу по крутой лестнице… Врагу не пожелаешь!
• Однако ж, пронесло: удалось убедить бывшего чекиста, что «Клямка» никакая не кличка забугорного резидента, а псевдоним в рукописном журнале «Три пера» беспечного однокурсника, тем летом вместо диалектологической практики махнувшего туда, где «бредут, спотыкаясь, олени».
• Теперь мой однокашник-одногруппник по филфаку БГУ, старинный друг Саня Росин – издатель и главный редактор популярного русскоязычного журнала «Флорида» в американском городе Майами, на атлантическом побережье.
• Ой! Что это я?! Теперь уже Александр Маркович! Дважды дед, между прочим.
• Первым делом, листая электронные странички «Флориды», ищу публикации земляков-беларусов, на которые предсказуемо щедр мой друг, перековавшийся из минчанина в майамчанина.
• – Главное условие для публикации в нашей «Флориде», имеющей только в одноименном штате 6 тысяч бесплатных(!) подписчиков, а среди авторов – представителей всех континентов планеты, одно-единственное – талант! – категорически утверждает Александр Маркович. – К этому нас обязывает и престижное звание коллективного лауреата премии фонда знаменитого русского писателя Виктора Астафьева.
• Но я подозреваю, что он немножко лукавит. Всё-таки к беларусским писателям, публицистам и поэтам он «дышит неровно», с учащённым пульсом и душевной теплотой неутраченного землячества. Ведь с чего бы, как он сам утверждает, совершенно случайно впервые в Америке собрал под одной обложкой июльского номера «Флориды» исключительно авторов-беларусов. Сердцу не прикажешь! А оно, как я убедился, навсегда и бесповоротно – в Минске. Не зря очень часто даже узенькое «окошко» в плотном рабочем графике заполняется полётом в город юности, на берега Свислочи, где родня и друзья.
• Однако связи «нашего американца» с городом героем-патриотом овеяны не только юношеской романтикой. Они глубже и прочнее, они – кровные.
• Его мама, Полина Владимировна, партизанская медсестричка, в годы лихолетья спасла жизни и сохранила здоровье многим и многим народным мстителям, отвоевавшим для всех нас не только Великую Победу, но и взвалившим на свои плечи многотрудные заботы по восстановлению из послевоенных руин всей Беларуси. И по сей день бывшие партизаны, а ныне известные хозяйственники, учёные, литераторы с благодарностью и душевной теплотой вспоминают отчаянную девчонку – их ангела-хранителя в смертельной схватке.
• У сына – мамина жертвенность по отношению к друзьям и тем, кто рядом. Причём, не показная, а внутренняя, естественная, корневая. Вот недавно случилось одной юной лунинчанке оказаться в том же Майами в затруднительной ситуации. И по первому же «маячку» из Беларуси, отставив первоочередные дела, Александр Маркович примчался на помощь, поддержал, дал приют, обогрел и накормил девушку, самолично отвёз в аэропорт… И, как всегда, разрядил житейскую наэлектризованность участливо, даже весело, бесшабашно, как будто это его самого выручили за просто так…
• Кроме незаурядного литературного дара, Бог наградил его ещё и талантом в дружбе, неиссякаемой энергией сочувствия и соучастия, будь то радость или беда у ближнего.
• Те, кто постарше, обязательно вспомнят Александра Росина разбитным и мобильным репортёром «Молодёжки» на Беларусском радио, оживят в памяти его репортажи, зарисовки, новостные заметки, написанные «под стук колёс» для очень популярной в советские времена ведомственной газеты «Железнодорожник Белоруссии», очерки и корреспонденции в журнале «Рабочая смена», бившем в своё время все мыслимые и немыслимые рекорды по тиражности на необозримых тогда просторах Советского Союза.
• А ценители циркового искусства непременно заметят, что в 1989 году профессиональное всесоюзное издание «Эстрада и цирк» назвала своего постоянного автора «лучшим журналистом СССР, пишущем о цирке». Диапазон его творческих командировок простирался от Арктических широт и нефтяной Тюмени, до южных субтропиков с погромным Сумгаитом и кровоточащей Абхазией.
• Именно увлечение цирком и закинуло нашего земляка в далёкий Майами. Как автор сценариев популярных полнометражных цирковых шоу и интересных книг о цирке, он путешествовал вместе с «бродячими артистами» в гастрольном турне по Америке, зацепился за краешек океана, вспомнив дагомысское детство под Сочи и юношеское увлечение Хэмингуэем, и осел на постоянное место жительства там уже с семьёй.
• А въезжал в литературные хлопоты и издательскую деятельность с водительского места в частном такси, чтобы заработать стартовый капитал для нового дела.
• Кроме издательско-редакторско-писательских хлопот Александр Маркович увлечён садоводством. В его экзотичном, по нашим понятиям, саду цветут необыкновенной красоты цветы и зреют плоды манго, бананов, апельсинов и прочей цитрусовой разнообразности. Все деревья посажены его собственной рукой и обихожены с толком, тщательностью и вниманием настоящего хозяина.
• По утрам, на американской зорьке, майамчанин с беларусскими корнями любит ездить на океанское побережье, до которого рукой подать.
• О чём он думает-размышляет в такие минуты?
• Уверен, в том числе и о далёкой родной стороне, которая в его мыслях, душе и сердце близко-близко, на расстоянии сердечного импульса и душевного порыва.