November 29th, 2010

logo

К 10-ти летию журнала "Флорида". Встреча 32-я - 2008 год.

 

Вадим Биндлер. Прыжок длинною в тридцать лет
Для тех, кто не знает: Вадим Биндлер – заслуженный мастер спорта по акробатике, неоднократный чемпион СССР и Европы, абсолютный чемпион мира. Живет в Балтиморе, штат Мэриленд. В этом году Вадиму исполнилось 50 лет. Так что формально интервью можно приурочить к этому юбилею. Но фактически я планировал сделать его еще тридцать лет назад.

Дело в том, что кроме тех высоких званий и побед, которые я перечислил, есть у Вадима одна, выше которой нет и не может быть ни у кого. Он первым в мире совершил тройное сальто на дорожке. По большому счету достижение это можно приравнять к рекорду первого покорителя Эвереста Эдмунда Хилари. Повторы будут, но Биндлер и Хилари останутся всегда первыми. И еще. Как нельзя взобраться выше Эвереста, так нельзя без специальных технических ухищрений совершить четырехкратное сальто. Вот почему уже тогда, тридцать лет назад, я, начинающий журналист, планировал встретиться с Вадимом. Мы жили в одном городе, ходили по одним улицам, у нас были общие знакомые, а тренер Вадима Георгий Трусов бывал у меня дома. Больше того, Вадим тренировался и выступал за общество «Трудовые резервы», а я работал в журнале «Рабочая смена», который принадлежал тогда Госкомитету по профтехобразованию, т.е выходило, мы даже трудились у одного работодателя... Но, как говорится, не совпало. Поэтому, если угодно, это интервью у выдающегося прыгуна современности – тоже своего рода прыжок. Через три десятилетия.

Читать дальше... http://www.florida-rus.com/10-08/Bindler.htm

 

logo

Белла Ахмадулина

По улице моей который год
звучат шаги - мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами угоден.

Запущены моих друзей дела,
нет в их домах ни музыки, ни пенья,
и лишь, как прежде, девочки Дега
голубенькие оправляют перья.

Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх
вас, беззащитных, среди этой ночи.
К предательству таинственная страсть,
друзья мои, туманит ваши очи.

О одиночество, как твой характер крут!
Посверкивая циркулем железным,
как холодно ты замыкаешь круг,
не внемля увереньям бесполезным.

Так призови меня и награди!
Твой баловень, обласканный тобою,
утешусь, прислонясь к твоей груди,
умоюсь твоей стужей голубою.

Дай стать на цыпочки в твоем лесу,
на том конце замедленного жеста
найти листву, и поднести к лицу,
и ощутить сиротство, как блаженство.

Даруй мне тишь твоих библиотек,
твоих концертов строгие мотивы,
и - мудрая - я позабуду тех,
кто умерли или доселе живы.

И я познаю мудрость и печаль,
свой тайный смысл доверят мне предметы.
Природа, прислонясь к моим плечам,
объявит свои детские секреты.

И вот тогда - из слез, из темноты,
из бедного невежества былого
друзей моих прекрасные черты
появятся и растворятся снова.