August 31st, 2010

logo

Там где тепло и яблоки...

Сегодня ночью спал часа три. Зато: написал что-то; ответил на кучу писем; нашел отличного нигде раньше не печатавшегося автора из Питера и славно пообщался с милой френдой(френдесса звучит пошло) из города Хабаровска.
Она мимоходом рассказывала о проблемах своего города, и что хотела бы выбраться с Дальнего Востока куда-то, "где тепло и яблоки", хоть на Кубань, но - как? А я вот вспомнил свою давнюю командировку в город Асбест, что в 60 км от Свердловска.
Была зима примерно так 1986 года. Когда прилетел, снега почти не было ни в Свердловске, ни в Асбесте. Ветер и пустота. Все в той поездке было неудачно. Жуткая гостиница с голым буфетом. В моем номере-люкс из удобств был умывальник, из которого вяло текла ржавая вода. В комнате было светло, но холодно. По ночам в карьере, где добывают асбест, взрывали. Звуки были хорошо слышны в городе. Людей на улицах было почему-то очень мало.
Мне было одиноко и тоскливо. Я приехал делать репортаж об ударном почине водителей огромных самосвалов, которые вывозили из карьера асбест. Когда встретился с водилами, выяснилось, что все это липа комсомольцев, а водители ни жизнью своей, ни заработками, ни советской властью не довольны, о чем говорили в открытую и громко. Мне все надоело, я хотел в Свердловск, там в цирке дорабатывал перед уходом на эстраду клоун Андрей Николаев. Я хотел сделать с ним интервью.
Я переночевал, а на следующий день отметил командировку в горисполкоме и сел на заднее сидение пустого ЛАЗа, там было чуть теплей. Двери в автобусе были приоткрыты и жутко дуло. На переезде мы остановились. Я увидел, как идет груженый асбестом поезд. У шлагбаума стояла укутанная в платки и шубу женщина-путевой обходчик. В одной руке она держала желтый флажок, в другой - грудного ребенка. Из вагонов летел асбест. Весь наш расхлабыстанный львовский автобус был в асбесте. Снаружи и внутри. А уж про ту путейщицу с ребенком и говорить нечего.
Я когда-то 9 месяцев проработал в железнодорожной газете. Малость знал их быт и жизнь в этих маленьких будках на переездах с печкой-буржуйкой и трубой в окно. Я подумал: если ей на себя наплевать, почему ради ребенка не уедет отсюда? Есть ведь Кавказ, Крым, Кубань, Молдавия... Там тепло и яблоки. Нет, она будет страдать сама, обречет на страдания своего ребенка. Потому что, хоть я и не медик, но догадываюсь, что асбестом дышать вредно. Конечно, принять решение, сдвинуться с места трудно, но если допекло? Почему люди обрекают себя и близких на мучения, прикрываясь пустыми фразами любви к березкам, а по сути, просто оправдывая собственную лень и безразличие к жизни? Странно все это, господа.

logo

Сентябрь "Флорида" 2010 год.



Представляем электронную версию сентябрьского номера "Флориды". А завтра, 1 сентября, я заберу тираж из типографии, начнется рассылка и развозка полиграфического издания.
С этого номера с нами работает новый дизайнер. Ее зовут Юля Голикова, родом она из Сибири, из Красноярского края, а здесь  живет тоже на севере, на севере Флориды в городе Палм Кост.
Я постараюсь(надеюсь, получится) выставлять материалы номера так, чтобы были видны Юлины коллажи.
А пока я начну с традиционных и постоянных наших рубрик "Между нами...", "Капитанский мостик", "Анфас и профиль Confident Care", "Пародист представляет".  И так постепенно дойдем и до прозаиков.
Между нами...
Александр Росин
АЛЕКСАНДР ГОЛЬДШТЕЙН – КЛАССИК 21 ВЕКА
Году так в 85-86-м получил я по почте книжку бакинского журналиста Леонида Гольдштейна «Парад-алле». Он, как и я, знал и любил цирк и надпись, которую сделал для меня, была комплиментарной и трогательной. В Баку я бывал достаточно часто, но как-то так и не пересекся с Леонидом. А жаль...

Капитанский мостик
Mиxaил Лaндeр, кaпитaн дaльнeгo плaвaния.
Соленый путь,
или
More wind in your jib!
Я помню все свои рейсы, все порты, а главное – людей, с которыми меня свела судьба. В мой первый рейс меня «выводил» капитан Аркадий Иванович Сапогов, у которого я был несколько лет старпомом на пароходе «Аскольд». Выходец из старинной семьи знаменитых архангельских рыбопромышленников Сапоговых, Аркадий Иванович был замечательно добрым и высоко культурным человеком.


Aнфac и прoфиль Confident Care
О СЕБЕ И О ВОЙНЕ...
Когда вернулся на родину, узнал, что мой отец, мать, три братика, сестренка, три тетушки вместе с 5 тысячами евреев-жителей местечка Паричи были уничтожены фашистскими зверями. И сидел я на этом пепелище – оборванный, голодный, никому не нужный сирота, прошедший ад войны, окружения, лагерей и вернувшийся в ад одиночества и отверженности...

 


Пародист представляет.
Авторская рубрика Евгения Минина