Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

С Новосельем!

Пермские писатели авторы и лауреаты "Флориды" Горланова и Букур получили квартиру.Этому событию(и даже не столько новой квартире, сколько уезду от мучителя-соседа) посвящен этот пост в блоге Нины
http://ngorlanova.livejournal.com/148387.html?view=833699#t833699

Нина Горланова
Прощание с Матерной (квартирой)

Возлюбленные мои! Мы уехали от матерного соседа по кухне! Чайник вскипел, сейчас заварю чай и расскажу все подробно.
Воздуха-то здесь, воздуха! Поезда тенькают: ого-го - к нам приехал, к нам приехал…
Липы цветут, цветут. Здесь все они имеют свое лицо. Одна – узкая – похожа на саблю стеклянную, из которой зять наливает коньяк гостям… мы уже видели два малинника.
Кальпиди спросил в письме: «Куда уезжаете: в Пуэрто-Рико»?
«В Пуэрто-липо», - ответили мы.
На Липовую гору.
В коммуналке мы были рабы. Теперь рабы не мы.

Софья (старшая дочь) спросила:
- Как спали без соседа?
- Очень его недостает - всю ночь ворочались…
- Надо было на магнитофон записать соседа и включать, чтоб убаюкивал…

Звонила нашему дорогому другу Ваксману:
- Сеня, ты скучаешь по старой квартире?
- Иногда езжу туда - окна выходили на трансформаторную будку. И там сохранилась надпись: «Цой навеки с нами». «На веки» - раздельно! «Снами» – слитно.
- Наша старая квартира тоже навеки с нами. Как там было много Флоренского и Гумилева! Целый вечер Флоренского – Слава делал доклад, как сейчас помню! А на юбилей Гумилева Оля приготовила африканское блюдо!

В то же время ночью нам выстрелили в окно – пуля от травматического оружия так и осталась между стеклами в стеклопакете…

Там родились младшие дети: Даша и Агния. И приемную дочь мы взяли тоже в коммуналку. Недавно я ее видела у дантиста. Она меня демонстративно не узнала. А я ее узнала по жестокости неузнавания.
Здесь Слава выучил иврит! Антон говорил:
- Папа поехал на курсы повышения другого языка.
Внуки появились. Саша в шесть лет сказал о моей картине:
- Рыбка синяя, потому что морем покрылась.

В гости приходил Решетов, приезжали: Кушнер, Вера Павлова, Алехин, Гачев, Ванеева, Наташа Горбаневская, Басинский, Алешковский, Павлов Олег, Алеша Варламов, недавно был сам Кабаков!
Сосед нас в это время обзывал падлами, проститутками…
- Нищеёбы, - кричал он (а наш комп был недоволен, подсказывал исправление: «нищее бы»).

Году так в 80-м пригласили на гуся большую компанию: Лину Кертман с мужем, Бубновых, Пирожниковых, Виниченок… Тут приносят, посреди всеобщего гусиного блаженства, заказное письмо из журнала «Москва»: «Сожгите все рукописи».
- Редактор хотел тебе добра, Нина! Он боялся: с тобой что-нибудь случится.
Таня Тихоновец забрала у меня это письмо и, по-доброму завывая, прочла его заново.
- Добрее читай, Таня! – кричали ей. – Еще добрее!
Гости сползлись под столом и боялись умереть… уровень всяческих жидкостей, изменяющих сознание, резко понизился… Если бы рецензенты знали, как они украшали нашу жизнь!

Когда принимали в 81-м году редакцию «Урала», нам казалось: ангелы слетели с поднебесья – настолько высоко тогда воспринимали «Урал». И не зря Слава целый день снова потратил на гуся с яблоками. Отведав его, мой редактор Юрий Бриль дал самый важный совет в моей жизни! Он сказал:
- А ты посылай рассказ «Старики» в московские журналы!
- Так все равно не напечатают.
- Но пусть они знают, что такие рассказы пишутся! Что не для всех Ленин – икона.
Так я стала посылать. Мне отвечали: «Рассказ очень понравился, но нам даже в голову не приходит показать его начальству. Шлем посылку с тушенкой, гречкой».
Потом, когда началась перестройка, мне все журналы написали: пришли рассказ «Старики». Так столица начала меня печатать.
А когда через 25 лет – мы принимали Костырко и Бутова из «Нового мира», уже не думали, что это ангелы, казалось, мы на равных.

Здесь у нас были гениальная кошка Мирза, которая на колени к стукачам никогда не садилась! Но ее съели бомжи…

Вынесла на мусорку по ул. Чкалова последние ненужные книги и долго стояла, прощаясь с ахматовской лебедой и горлановским цикорием. Думала: в картине увековечу ввсе это: цикории и лебеду! И вот этот стул – один цикорий пророс сквозь проломленный стул…
Но здесь – на Липовой - на мусорке… тоже лебеда и тоже цикорий!
Может, нам все это снится? Никуда мы не переехали?
Но нет, там напротив окна была надпись на стене «Гошан – лох», а здесь: «Туся, выходи за меня замуж!»
Епископ Беркли потоптался в своем углу и отправился восвояси. Все-таки мы переехали!
Чайная ложечка звякает о китайскую чашку с драконятами, Умильно гляжу на уток, плавающих в озере. Уточка:
- Кря-кря, живете вы не зря!

Пришли в гости друзья, а у нас стола нет. Но табуретка послужила. Подняли тост за перезагрузку нашей жизни.

Саша Росин пишет: «через две недели, когда сильно соскучитесь, купите букет и навестите соседа».
Слава:
- А вдруг он не согласится встретиться с нами?! О ужас!

5 июля 2012
Tags: Н, Нина Горланова и Вячеслав Букур
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments