Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Category:

Захар Прилепин – русский Хемингуй?

Истина старая: чем меньше сам пьешь, тем больше осуждаешь тех, кто все еще горазд.
Смотрю интервью писателя Сергея Минаева с писателем Захаром Прилепиным. Ну, писатели. Ну, разговоры разговаривают. Минаева я никогда не читал, а потому не знаю. А Прилепина читал и даже печатал. Мне он симпатичен. Потому, собственно, и смотрю эту странную передачу. А странная она, как выяснилось, потому что писатели не только разговаривают о своем, о писательском, но и киряют. Прямо тут же, в кадре. Уиски. Вот, как в песне: «На столе бутылочка, пойдем выпьем, милочка!» А здесь две бутылочки. У каждого писателясвой стол и своя бутылочка. По ходу беседы они их опорожняют.
Я бы, наверное, и не обратил внимания, что они бухают, но разговор пошел какой-то, ну совсем странный и отвязный. Я-то трезвый. И не то чтобы завидно, а вот как-то смурновато. Ну, понимаешь, что несут хлопцы чушь полнейшую, выдавая ее за мудрость письменницкую.
Ну там стали расхваливать жизнь при советах, когда все было красиво и правильно. Сейчас, говорит писатель Прилепин, все некрасиво и неправильно, потому что сколько-то много моих товарищей по борьбе и по лимоновской партии в тюрьмах сидят. И хочется мне спросить писателя Захара Прилепина: а те, что сидели в тюрьмах при советах, тоже, кстати, писатели, и неплохие, между прочим, не хуже Эдуарда Вениаминовича, да хоть те же Синявский и Даниэль, Солженицын, Губерман, Буковский... они что ж, не в счет? Может, потому что не из лимоновской партии? Так ведь ее тогда и не было, при советах, да и самого Лимонова никто не знал, потому что не печатали. Но – любит Захар Прилепин советскую власть. И Минаев поддакивает, он тоже любит. Хорошо всем тогда было, - говорят нам писатели и продолжают потихоньку потягивать уиски. А почему ж нет, если известно, что правда – на дне стакана.
И хочется мне спросить, нет, что, так вот всем хорошо и весело было при советах? Но как спросить, если мы в разных весовых категориях, Захар бухает, а я трезвый. А пьяному что ж, пьяному все можно.
Вот он и говорит(еще отхлебнув вискаря): у меня, говорит, пять томов уже написано. Вон Хемингуэй за всю свою малосознательную жизнь всего семь написал томов. А я уже пять. Минаев кивает согласно головой. «Он все понимает». Он спрашивает: А что, друг Захар, как тебя за бугром переводят? - Стыдно признаться, - не стесняется пьяно признаться Захар, - переводят везде. А в Америке в журнале меня назвали русским Хемингуэем.
Вот ведь как, - подумал я трезвый, но как-то тоже вдруг пьяно, а ведь могли бы, наоборот: назвать Эрнеста Хемингуэя американским Прилепиным. Привозил же ему на Кубу Микоян армянский коньяк, - факт известный. Надрался до поросячьего визга Эрнест Кларенсович и ну хвастаться, на весь остров Свободы именовать себя американским Прилепиным. Тем более, что у того все-таки на два тома меньше. Пока еще.
http://www.youtube.com/watch?v=0B-nJA4VRM8
Tags: Захар Прилепин. Хемингуэй. Писатели
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments