Журнал "Флорида-RUS" (florida_rus) wrote,
Журнал "Флорида-RUS"
florida_rus

Categories:

Новогодняя байка от Николая Никольского

Старожилам «русского» Майами представлять Лину и Николая Никольских нет нужды. Они - почетные жители нашего города, выдающиеся канатоходцы, смелые и свободные люди. Об их побеге из Советского Союза, о первых годах жизни мастеров цирка в новой стране в своем первом номере рассказал 11 лет назад журнал «Флорида». Ну, а гостям нашего штата и тем, кто недавно поселился у нас и не читал этот текст, рекомендуем заглянуть на сайт журнала, очерк назывался «Посмотрите, вот он без страховки идет...» - http://www.florida-rus.com/archive-text/01-01kanat.htm
На Новый год принято вспоминать всякие зaнятные и забавные истории, одну из них мы попросили рассказать одного из героев того очерка Николая Никольского.

- История, которую я хочу вспомнить, произошла в начале 80-х в центре Москвы в один из новогодних вечеров. Ее герои – артисты цирка с необычно грозными и даже кровожадными для нашего радостного и жизнелюбивого искусства фамилиями.
Итак, представляю: жонглер, педагог и режиссер цирка Николай Эрнестович Бауман – полный тезка знаменитого русского революционера Н.Э.Баумана, убитого в 1905 году. Несмотря на это совпадение мой педагог был человеком очень мирным. Он хоть и воевал в годы Второй мировой войны во флоте, но всю свою долгую жизнь(он ушел в 1997 году в возрасте 89 лет) Николай Эрнестович выпускал номера для Союзгосцирка. Многие его ученики, скажем, однорукий стоечник эквилибрист Лев Осинский, стали мировыми звездами. И вот среди «хороших и разных» выпускников – комический жонглер Феликс Дзержинский. Да-да, пусть и не Эдмундович, но ведь почти полный тезка «железного Феликса»! Представьте себе, если бы в цирке, как в театре или кино, писали в афишах фамилии режиссеров: «Комический жонглер Феликс Дзержинский. Режиссер Николай Эрнестович Бауман». Как говорится, нарочно не придумаешь...
Впрочем, Феликс этот, здоровый детина килограммов под сто, был не глупым человеком, понял, что в цирке, чтобы чего-то добиться, надо много и долго работать, а ставки низкие, а нормы высокие, да и способностей особых у феликсанеэдмундовича не наблюдалось, а потому, он довольно скоро перескочил из цирка на эстраду, в «Москонцерт», и стал радовать своим искрометным искусством рабочих и колхозников в клубах Москвы и Московской области. Да, чуть не забыл, знающие люди посоветовали ему сменить романтическую, но совсем не артистическую фамилию на псевдоним. И стал наш Феликс Вобликовым. Почему именно Вобликовым, не знаю, видимо, имя это казалось ему смешным.
Итак, работает Дзержинский-Вобликов на эстраде, выходит в русском костюме, жонглирует бубликами, самоварами и чашками, особых звезд с неба не хватает, но и не голодает особо, даже машину подержанную сумел приобрести. Подходит время новогодних праздников – святые дни для эстрадного братства, когда количество концертов или, как принято у них говорить, «чёс», зашкаливает. Все расписано по минутам – с 12 дня до 12 ночи – большие и маленькие сцены, короткие и длинные переезды, тут уж не до глупых условностей, иногда и перекусить некогда, а потому – руки в ноги и – вперед. Часто даже не переодеваясь. И вот, представьте себе картинка: едет по ночной Москве задрипанный «жигуль», на крыше у него – огромные надувные самовары, из окон торчат какие-то трости, коромысла и прочая утварь из деревенской жизни начала 19 века. А за рулем – здоровенный рыжеволосый мужик в расписной русской рубахе и полосатых шароварах, заправленных в красные сапоги. Следует добавить, что и скорость у «жигуля» немалая, поскольку артист Вобликов запаздывает на очередную гастроль. Ну, тут по поговорке: тише едешь, дальше будешь, - трель гаишного сержанта и вскоре оторопелая его физиономия: «Ты чего это, дядя, бухой, что ли, по случаю Нового года? Ты чо так вырядился-та?» - «Нет-нет, что вы! – испугался Феликс. - Я – артист, комический жонглер, еду на выступление. Сегодня оно у меня уже пятое, некогда переодеваться и разгримировываться». – «Ну, - с сомнением покачал головой мент, - чего-то я тебя не помню, - сержант искренне считал, что артист – это только тот, кого в кино показывают, что-нибудь типа Крамарова или Вицина: - И как твое имя-фамилия?» - «Меня зовут Феликс Дзержинский!» - громко объявил артист и это были его последние слова в тот день вне протокола. Вскоре его препроводили на Лубянку в главный дом великого однофамильца.
К счастью, все закончилось относительно хорошо. Выяснилось, что подозреваемый в святотатстве, - действительно Феликс, действительно Дзержинский. И его выпустили... Но все-таки вскоре после этого воспитанник режиссера Н.Э.Баумана сменил свою исконную фамилию на выдуманную и навсегда стал Феликсом Вобликовым. Такой вот хэппи-энд в духе рождественской истории.
Tags: Журнал "Флорида", Цирк Николай Никольский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments